Вск, 26
23°
Пнд, 27
19°
Втр, 28
21°
ЦБ USD 89.7 -0.55 25/05
ЦБ EUR 97.1 -0.78 25/05
Нал. USD 86.20 / 99.00 25/05 16:45
Нал. EUR 93.50 / 115.00 25/05 16:45
Рязанки поделились историями родов в перинатальном центре. Эксперт прокомментировал их
История с трагедией в рязанском перинатальном центре продолжает набирать обороты. После смерти младенца в перинатальном центре, о которой стало широко известно в конце января, из учреждения уволили заведующую отделением патологии Татьяну Легостаеву.

История с трагедией в рязанском перинатальном центре продолжает набирать обороты. После смерти младенца в перинатальном центре, о которой стало широко известно в конце января, из учреждения уволили заведующую отделением патологии Татьяну Легостаеву. Родители погибшего младенца считают, что трагедия произошла по вине Легостаевой. Врач и уже экс-заведующая с обвинениями не согласна, она собирается опротестовать свое увольнение.

Рязанка Вероника Инзина забеременела с помощью метода ЭКО. 30 ноября 2021 года, накануне родов, женщину направили в перинатальный центр. По словам Вероники, по показаниям ей необходимо было кесарево сечение, однако заведующая отделением патологии Татьяна Легостаева решила, что Вероника будет рожать сама. В потугах начало страдать сердцебиение плода, наложен вакуум. Ребенок родился с тяжелой асфиксией. После новорожденный был в коме. А через месяц умер. Следствие начало проверку.

О случившемся Вероника Инзина рассказала в социальной сети. Новость получила широкий общественный резонанс. Люди в комментариях поддержали мать погибшего мальчика.

В редакцию РЗН. инфо стали писать женщины, они делились историями родов в перинатальном центре и просили придать их огласке. Рязанки разрешили использовать в тексте свои настоящие фамилии.

Перинатальный центр — лечебное учреждение, в которое изначально направляют женщин с осложненными беременностями или с другими патологиями, связанными непосредственно со здоровьем женщин. Также роды — это в первую очередь очень личные истории женщин. Рассказывая их, сложно сдерживать эмоции. Перед редакцией в свою очередь стояла задача донести эти истории до читателей. Редакция обращалась к рязанским акушер-гинекологам, но они отказались давать комментарии. Помочь согласились их столичные коллеги на условиях анонимности.

«Ребенка едва откачали». История Светланы Макаровой

Семь лет назад, в феврале, Светлана Макарова отправилась в перинатальный центр на осмотр к наблюдавшему ее врачу Татьяне Легостаевой. Врач сказала Светлане, что пора рожать и отправила ее в палату.

Пришла анестезиолог и сообщила, что заведующая попросила сделать мне эпидуральную анестезию. Я была против, но меня уговорили. Затем проткнули живот [плодный пузырь — прим. ред ] и воды отошли", — рассказывает Светлана.

Светлана вспоминает, что ей установили прибор, чтобы слышать сердцебиение и дыхание ребенка. Однако через два часа звуки пропали. По словам роженицы, другой врач увидела это и переговорила с акушеркой, после чего девушке надели кислородную маску.

«Поначалу ребенок выходил, но затем ушел назад. Легостаева сказала, что теперь не скоро все будет и ушла. Заведующая вернулась только через полчаса. Первым делом посмотрела кардиотокографию и стала кричать, чтобы готовили вакуум. В одну секунду забежало много народу. Стали давить на живот, эпизиотомию сделали, дернули вакуумом. На секунду приложили ребенка к груди и потом стали откачивать. Его сердце забилось через 1,5 минуту с помощью массажа. А задышать он так и не смог, его отнесли в реанимацию. Я не понимала, что происходит, видела только панику у врачей и дрожащие руки», — продолжила собеседница.

Позже Светлане сообщили, что у ребенка было тугое двойное обвитие пуповины вокруг туловища.

«Когда заведующая меня зашивала, то сказала, что я плохо тужилась и не смогла ему помочь. Потом пришли из реанимации, сказали подписать документы на согласие любых манипуляций, потому что скорее всего будет летальный исход для ребенка… К счастью, мой сын выжил».

Светлана рассказала, что после родов на анализ забрали плаценту. Когда проверка завершилась, неонатолог сообщил ей, что врачи «загубили здорового ребенка». Другие специалисты, услышав историю рязанки, предположили, что роды вышли сложные из-за того, что врач не смогла правильно вытащить младенца.

«На приеме гинекологи всегда у меня спрашивают какого зверя я рожала, настолько все плохо», — сообщила Светлана.

Женщина призналась, что после родов чувствовала свою вину за произошедшее. Она отметила, что об этом ей неоднократно говорили врачи и заведующая. Только со временем Светлана осознала, что, возможно, специалисты не хотели признавать свою ошибку.

Собеседница отметила, что несмотря на то, что ее сыну удалось выжить, проблем, связанных со здоровьем, он не избежал. Ребенок до сих пор не может говорить и контролировать свое тело. Реабилитацию мальчику оказывали в Чехии, девушке пришлось организовать сбор средств на поездку. Только там ей рассказали, как поддерживать здоровье мальчика и какие процедуры ему ежедневно необходимы.

«Каждое движение для моего ребенка было болезненно, сколько он плакал из-за этого первые несколько лет… благодаря лечению все налаживается, но впереди еще много работы. Я благодарна врачам, что спасли мне сына, но Легостаева должна отвечать за свои действия. Ошибиться можно один раз, но роды проходят по одному сценарию. Это уже халатное отношение», — заключила девушка.

Комментарий акушера-гинеколога: Женщине установили КТГ (прибор кардиотокографии). На приборе видно частоту сердечных сокращений плода и маточного тонуса. Он непрерывно регистрирует информацию. Урежение сердцебиения плода — это экстренная ситуация, если она произойдет, то на нее должны отреагировать моментально.

Роды — это сильнейшие эмоциональные переживания женщины. Возможно, изначально не было полного открытия шейки матки, так как голова плода начинает опускаться по родовому каналу при полном открытии.

«Живу на таблетках». История Людмилы Ромашкиной

Людмила Ромашкина рассказала РЗН. инфо, что пять лет назад у нее принимали роды в перинатальном центре. Перед тем как туда лечь, девушка рассказала о проблемах со здоровьем заведующей отделением Татьяне Легостаевой. Она показала рекомендации других врачей и договорилась о кесаревом сечении. Однако во время родов все пошло по другому сценарию.

«При первых родах у меня разошлись кости тазового дна и были ослаблены мышцы. Перед вторыми я проходила осмотр у врачей и сдавала анализы. С Легостаевой мы заранее все обсудили. Последний осмотр у нее прошел болезненно и через пару часов после него отошли воды», — рассказала собеседница.

Потрясением для Людмилы стало внезапное заявление врача о том, что роды пройдут естественным путем. Женщина вспоминает, что к такому решению заведующая пришла из-за того, что плод был небольшого размера. Людмила находилась в шоковом состоянии после услышанного. Она стала упрашивать врача пересмотреть свое решение.

«Легостаева не слушала… Я родила естественным путем, но с тех пор мои проблемы усугубились. Врачи искренне удивляются как можно было мне позволить рожать самой при таких осложнениях. А я жалею, что мне не удалось настоять на своем», — продолжила Людмила.

До сих пор Людмиле приходится из-за боли регулярно наблюдаться у врачей. Женщина подчеркнула, что ежедневно вынуждена пить таблетки, чтобы облегчить свое состояние.

«От адской боли теряла сознание». История Инны Т.

Инна Т. выбрала врача в перинатальном центре. Женщина решила довериться Тимуру Сеинову и раз в месяц приезжала к нему на осмотр. Собеседница рассказала, что заранее договорилась с врачом, чтобы во время родов ей сделали эпидуральную анестезию из-за низкого болевого порога. Врач ответил согласием.

Девушка отметила, что на 38 неделе беременности во время планового осмотра у Тимура Сеинова почувствовала резкую боль и чуть не закричала.

«Врач сказал, чтобы я не „пищала“ и подчеркнул, что это простой осмотр. Но я понимала, что это не так. После врач попросил позвонить ему через пару часов, что также было странно», — подчеркнула рязанка.

Женщина звонила врачу каждые два часа и сообщала о своем самочувствии.

Только в полночь Инна ощутила тяжесть внизу живота и решила вместе с мужем поехать в перинатальный центр. По приезду туда у нее отошли воды и начались схватки.

«Врач долгое время не приходил. Когда зашел в палату, проигнорировал мой вопрос об эпидуральной анестезии, молча осмотрел и вышел из палаты. Несколько часов я лежала одна и мучилась от боли. Когда начались частые схватки, стала кричать», — продолжила она.

Затем в палату вошла акушерка с капельницей с оксицотином, который усиливает родовую деятельность. Инна отказалась от капельницы и звала врача, но ее никто не слушал.

«Между схватками я стала терять от боли сознание. Мне дали маску с газом, но и это перестало помогать. У меня не было потуг, поэтому не получалось родить. Как мне потом сообщили другие врачи, ребенок не готов был родиться и стимуляция была ошибкой», — сообщила Инна.

Собеседницу возмутило, что акушерка продолжала настаивать, чтобы она сильнее тужилась. Девушка отметила, что если потуг нет, то любой специалист понимает, что родить невозможно. Но несмотря на безуспешные попытки и сильную боль, рязанка продолжала следовать указаниям.

«Спустя время врач стал нервничать. Он начал давить на мой живот, хотя это делают только в экстренных случаях. Из-за адской боли я потеряла сознание, когда пришла в себя — меня били по щекам, кричали. Затем врач крикнул, чтобы меня резали [сделали разрез — прим.ред.]. На тот момент я уже ничего не чувствовала и не понимала, что происходит. Помню, что когда вытащили ребенка, он не плакал и не дышал. Выяснилось, что у него было обвитие пуповиной. В последние секунды перед тем, как отключиться, я все же услышала детский плач», — вспомнила рязанка. Когда Инна пришла в себя, узнала, что ей делали общий наркоз. По словам девушки, она предупреждала врача, что у нее может возникнуть анафилактический шок от некоторых его компонентов. Ей чудом повезло остаться в живых после его введения.

Собеседница до сих пор не может забыть о случившемся. Она призналась, что боялась возможных отклонений у ребенка, и обвинений родственников, что Инна не настояла на своем решении перед врачом.

«Я без слез не могу вспоминать этот кошмар, мне пришлось ходить к психологу. А как рожать во второй раз не представляю», — заключила девушка.

Комментарий акушера-гинеколога: Возможно, у женщины была аллергия на один из компонентов эпидуральной анестезии. По этой причине врач мог отказаться ее применить.

Женщина говорит, что ей сделали общий наркоз, но наркоз был внутривенным. Внутривенный наркоз применяется для обезболивания при осмотре после родов.

«Мечтала умереть во время осмотра». История Ирины Сидневой

История Ирины Сидневой случилась 22 октября 2013 года. Девушка на протяжении беременности наблюдалась у заведующей перинатального центра Татьяны Легостаевой. По ее словам, однажды во время осмотра врач стимулировала роды. Заведующая прямо об этом не говорила, но пронзающую боль рязанка запомнила на всю жизнь.

Женщине рекомендовали кесарево сечение из-за проблем со зрением. По ее словам, врач решила, что она сможет родить естественным путем, хотя консилиум выступил против.

«Легостаева заявила, что я еще молодая и все пройдет без осложнений. Во время родов у меня давление поднялось 200 на 120. Легостаева начала кричать, что я ребенка убиваю, хотя мучила меня 18 часов. А после родов она зашила меня так, что при повторных родах врачи были в шоке от увиденного», — продолжила девушка.

В итоге зрение у Ирины после родов упало. Ситуация настолько ухудшилось, что девушке пришлось сделать операцию. Ей поставили искусственный хрусталик в глаз.

Комментарий акушера-гинеколога: То, что женщина называет стимуляцией, скорее всего было предродовым осмотром. Возможно, очень болезненным, раз вызвало такую реакцию. Но это не стимуляция родовой деятельности. Для стимуляции должны быть четкие показания. С целью стимуляции должны быть использованы медикаментозные препараты, вскрытие плодного пузыря.

Без официальных комментариев

Редакция обратилась в региональный минздрав и просила прокомментировать ситуацию с Татьяной Легостаевой так как большинство женщин было недовольно именно ее подходом в работе. В минздраве отказали, сославшись на возбужденное уголовное дело.

Редакция РЗН. Инфо продолжит следить за ситуацией, развивающейся вокруг перинатального центра.