Чт, 02
Пт, 03
Сб, 04
ЦБ USD 0 -77.73 03/04
ЦБ EUR 0 -85.74 03/04
Нал. USD 78.30 / 81.50 16:19
Нал. EUR 85.70 / 86.43 15:00
Обреченное зодчество. Как уберечь деревянную Рязань от полного разрушения?
Споры о сохранении исторических зданий в центре Рязани, то затихая, то разгораясь, идут с конца прошлого века.

Дом №40 на улице Щедрина — одно из самых известных и пока еще существующих деревянных строений Рязани. Резной фасад, эркер, изящная башенка…

В конце 90-х здание признали памятником культурного наследия регионального значения, спустя 20 лет дом официально стал аварийным. Правда, дальше статуса на бумаге дело не пошло.

Стоит ли удивляться тому, что в минувшие новогодние праздники в одной из квартир обвалился потолок? Некогда образец самобытного зодчества превратился в полуразвалившуюся лачугу, где стало опасно жить. Власти планируют расселить жильцов лишь к концу 2020 года, а снести дом — лишь в 2025-м.

Споры о сохранении исторических зданий в центре Рязани, то затихая, то разгораясь, идут с конца прошлого века. «Мы боимся пожаров», — подобные надписи на деревянных домах в начале двухтысячных были не в диковинку. Спустя двадцать лет плакатов не стало, как, впрочем, и тех домов. Если говорить цифрами, то где-то с начала двухтысячных сгорело или оказалось снесено около 70 процентов деревянных домов в Рязани.

Приезд Варламова

Дискуссия о деревянном наследии периодически поднималась в обществе. С новой силой она вспыхнула после того, как в конце октября 2019 года известный российский блогер Илья Варламов выложил резонансное видео из областного центра. В описании к ролику Варламов утверждал, что город стремительно теряет идентичность и самобытность.

«На месте деревянного русского зодчества в Рязани растут многоэтажные дворцы, пародирующие архитектуру Франции или Голландии. Я не знаю, как так получилось. Почему в Рязани стыдятся своей истории? Почему они так спешат стереть и уничтожить свое прошлое, построив на руинах Диснейленд? Все, что осталось — в плохом состоянии, и где-то стыдливо возводят новодел», — подчеркнул он.

Спустя несколько недель на это едкое заявление не менее жесткой отповедью ответил губернатор Николай Любимов. «Блогеры какие-то приезжают. Ну понятно, они по-своему мыслят, у них свои взгляды на это. Может, он 40 лет назад и видел деревянные дома в центре Рязани, хотя 40 лет назад ему было 10 или даже 5. Где он видел деревянные дома — не знаю. На картинках, наверное, видел», — отметил губернатор.

Мораторий и светофор

Глава региона в полемическом запале немного сгустил краски. В Рязани еще можно увидеть деревянные дома. Многие из них представляют немалую архитектурную и историческую ценность. Но нанесенные бессистемной застройкой потери все-таки колоссальны.

По мнению краеведа Игоря Канаева, единственным выходом из ситуации может стать мораторий на застройку старого города — многоугольника, ограниченного улицами Есенина, Затинной, Семинарской, Полевой и Каширина. Здесь, по разным оценкам, осталось от 150 до 200 деревянных строений разной степени ветхости.

Сторонники этой точки зрения считают, что объявление моратория на застройку старого города позволит провести учет деревянных зданий и установить режимы застройки. Здесь можно было бы реализовать так называемую концепцию светофора. На карте красным цветом обозначаются места, где новое строительство запрещено, а возможна только реконструкция, на желтых участках — реконструкция с повышением этажности, зеленым отмечаются места, где застройка разрешена согласно действующему для этой части города регламенту этажности.

Новоделы против разрухи

Идея не нова и вполне осуществима, учитывая почти полное отсутствие свободных земельных участков в этой части Рязани. Но одно дело запретить возведение новых зданий, совсем другое — сохранить для потомков оставшиеся образцы деревянного зодчества. Естественно, они находятся в разном состоянии.

Например, мемориальный объект — дом Солженицына на улице Урицкого — в большей степени напоминает барак.

Во многих европейских городах, разрушенных во время второй мировой войны, деревянные строения были восстановлены, тем самым удалось воссоздать историческую среду по сохранившимся аналогам и фотографиям.

Впрочем, за примерами удачного воспроизведения утраченных строений можно и не ходить так далеко. В есенинском Константинове практически вся музейная недвижимость, кроме дома Лидии Кашиной, — это новоделы, выполненные с максимально возможной исторической точностью.

Но далеко не всегда нужно сносить деревянные дома, находящиеся в неприглядном состоянии и имеющие малую архитектурную ценность.

«Дело в том, что многие здания мы пока не можем связать с именами конкретных исторических личностей. Но в процессе научных исследований еще может быть сделано немало интересных открытий, — полагает Игорь Канаев. — У одного только Циолковского в Рязани было шесть адресов».

Некоторые объекты вообще не нуждаются в реконструкции или реновации, так как бережно сохраняются действующими собственниками.

Так, потомки профессора МВТУ имени Баумана Александра Ершова не дали утратить исторический облик дому и придворовой территории на улице Некрасова. В свое время представители бизнеса предлагали немалые суммы ради расселения и сноса дома, но хозяева отказались.

Иногда сохранение изначального облика может сочетаться с восстановлением некоторых построек. Классический пример — музей-усадьба академика Павлова, где неизменными остались стены, форма дома, количество окон, а баня и летний домик были воссозданы.

Клич без ответа

В таких городах, как Томск и Иркутск, часть деревянных домов сдали в аренду бизнес-структурам за символическую плату при условии дальнейшего восстановления исторического фасада. Взять старые деревянные дома в аренду за рубль в год на заседании дискуссионного клуба «Коловрат» предлагала и мэр Рязани Елена Сорокина. Но пока на этот клич никто не откликнулся.

На словах рязанские застройщики признают важность сохранения городского деревянного зодчества.

«Построенные в XIX и XX веке деревянные дома — это наша история и часть культурного наследия, — считает генеральный директор «Группы компаний «ЕДИНСТВО» Антон Воробьев. — Эти здания нужно беречь, вне зависимости от того, имеем ли мы дело с домами, где жили известные личности, со зданиями барачного типа или с объектами, имеющими архитектурную ценность. Снос старого здания с достойным внимания прошлым — это крайняя мера, которая может быть оправдана невозможностью дальнейшей эксплуатации, реконструкции и реновации объекта».

Горой за спасение деревянной Рязани и главный архитектор области Дмитрий Васильченко. В одном из интервью RZN.info он недвусмысленно заявил: «Застройку исторической части Рязани необходимо прекратить. В качестве альтернативных путей необходимо использовать реконструкцию существующих строений с сохранением внешнего вида значимых в архитектурном отношении зданий, регенерацию застройки, то есть восстановление утраченных кварталов в их первозданном виде и реставрацию».

Чиновник убежден, что нужно договариваться с жителями, реконструировать, а если это невозможно, сносить эти строения, а на их месте строить малоэтажное жилье стилистически гармонирующее с исторически сложившейся в этом квартале средой. «Если продолжать застраивать центр Рязани высотками, мы его потеряем», — уверен Васильченко.

Рецепт нашелся?

У рязанских градозащитников есть и конкретный рецепт спасения ценных образцов деревянного зодчества.

«Для того, чтобы сохранить еще оставшиеся в Рязани деревянные дома необходимо создать автономное бюджетное учреждение с лицензией на реставрацию и ремонт таких объектов, — считает председатель совета Рязанского регионального отделения ВООПИК Андрей Петруцкий. — Эта организация объединит архитекторов, проектировщиков и непосредственных исполнителей работ».

Петруцкий полагает, что такая организационно правовая форма позволит избежать избыточного налогообложения, эффективно использовать казенные средства, улучшать жилищные условия рязанцев, одновременно повышая туристическую привлекательность города. А брошенные и находящиеся в аварийном состоянии строения после воссоздания их облика можно отдавать в аренду коммерческим структурам.

Это предложение градозащитников, по их словам, нашло понимание у губернатора — уже делаются конкретные шаги по созданию новой структуры.

Если региональная власть действительно готова реализовать здравые идеи градозащитников, значит, протесты общественников и возмущенные посты блогеров сделали свое дело. Может быть, уже через год-два туристам и экскурсантам, приезжающим в Рязань, удастся увидеть хотя бы несколько островков деревянного зодчества, спасенных от разрушения и забвения. Ведь таких образцов колоритной архитектуры начала прошлого века, как дом №40 на улице Щедрина, не то, что в Рязани, но и во всей России осталось совсем немного.