Пн, 30
11°
Вт, 31
-2°
Ср, 01
ЦБ USD 0 -77.73 31/03
ЦБ EUR 0 -85.74 31/03
Нал. USD 78.50 / 82.30 11:32
Нал. EUR 87.00 / 89.00 15:46
Судьба физмата и вторая жизнь «Кулька». Андрей Минаев о переменах в РГУ
Мы узнали, собирается ли университет создавать факультеты для бывших студентов и преподавателей рязанского филиала МГИК.

В середине января в СМИ опубликовали новость о закрытии физико-математического факультета РГУ имени Есенина. Отмечалось, что ректор Андрей Минаев решил ликвидировать факультет, отдав часть его функций экономическому, а часть (кафедру физики) — естественно-географическому факультету, позже от идеи отказались якобы из-за протеста преподавателей. Правда, подтверждать они это не стали. Была озвучена официальная позиция руководства вуза: физико-математический факультет хотели реорганизовать в институт.

Мы спросили ректора РГУ имени Есенина Андрея Минаева — зачем? А также узнали, собирается ли университет создавать факультеты для бывших студентов и преподавателей, ликвидированного в декабре рязанского филиала института культуры.

Мои институты

Андрей Минаев в беседе с корреспондентом РЗН. инфо пояснил, что преобразование факультета в институт предполагает более активную научно-исследовательскую деятельность, и речи о том, чтобы ликвидировать физико-математический факультет нет.

«Институт предполагает более активную работу и связь с социумом — работодателями, общественными структурами, органами власти. Быть только транслятором знаний — это уже прошлое. Чтобы быть действительно сильным и серьезным, вуз должен не только транслировать знания, но и генерировать, создавать их, и активно внедрять в общественную жизнь», — отмечает ректор.

Он добавил, что в вузе уже действуют три института: институт иностранных языков, институт педагогики, психологии и социальной работы, институт непрерывного образования. В чем, собственно, разница? Создание института в рамках университета позволит привлечь в вуз дополнительные деньги — гранты научных фондов, доходы от организации и проведения научных мероприятий, а также выполнения научно-исследовательской работы и т. п.

В 2019 году на финансирование научных исследований университет привлек 35,2 миллиона рублей, что примерно соответствует показателю 2018 года. Лидером направления стал институт иностранных языков: на научно-исследовательскую деятельность он получил 10,5 миллионов рублей, естественно-географический факультет — 8,6 миллионов рублей. Последний Андрей Минаев называет одним из наукоемких.

«Здесь работа традиционно поставлена очень высоко. На факультете работают известные ученые. Они положительно относятся и постепенно сами идут к трансформации в институт», — отмечает ректор. Он добавляет, что в обозримом будущем в вузе могут появиться естественно-географический и юридический институты.

«За то время, пока я работаю в университете, ни одно подразделение, ни один факультет не подвергся давлению. Все изменения обсуждаются и рождаются в процессе постоянных консультаций»

Возвращаясь к скандальной новости о ликвидации физмата, Андрей Минаев подчеркивает, что ни один из факультетов не будет насильно реформирован или закрыт. По его словам, он предложил факультетским коллективам самим решить будущее.

«Судьба каждого подразделения и факультета в его руках. Но как ректор я обязан ставить перед коллективом задачи и обеспечивать так называемый коридор возможностей. Считаете нужным меняться — пожалуйста, не считаете — оставайтесь в той форме, в которой существуете, но тогда встает вопрос — эффективны ли вы в этой форме?» — поясняет ректор. «За то время, пока я работаю в университете, ни одно подразделение, ни один факультет не подвергся давлению. Все изменения обсуждаются и рождаются в процессе постоянных консультаций. И главный орган управления в университете — это не ректор, а ученый совет», — подчеркивает Минаев.

Культурная пельменная

Наряду с этим вуз намерен получить лицензию на направления, которые регион потерял из-за закрытия рязанского филиала института культуры. В связи с этим возникают вопросы: есть ли в университете площадки для открытия новых направлений, примет ли вуз старшекурсников, так и не ставших режиссерами, дизайнерами и библиотекарями, появится ли работа у бывших преподавателей «Кулька»?

Роман Маркин, некогда доцент кафедры режиссуры рязанского филиала института культуры, теперь безработный. Около 25 лет он преподавал режиссуру, актерское мастерство и некоторые сопутствующие специальные дисциплины, а после закрытия филиала отказался ехать в Москву из-за «смешных» условий, предложенных руководством головного вуза.

«Все было враньем. Изначально условия были озвучены смешные: педагогам предложили 0,1 ставки. Но товарищ Миронов [ректор МГИК] в телевизоре объяснял, что если преподаватель остепененный, то работает на ставку и получает по указам президента чуть ли не 100 тысяч. Но это на ставку, а кто же ее даст, если тебя зовут на 0,1, а это 10 тысяч?! Позвали всех, но никто не поехал. Только один человек туда собрался — компьютерщик», — рассказал Маркин.

После увольнения преподаватель помогал коллегам из РГУ писать образовательные программы для получения лицензии на «культурные» специальности.

«Хотела идти пельмени лепить в ночную смену, но хороших мы ребят воспитали: наши выпускники позвали работать к себе»

Доцент кафедры искусств Татьяна Каткова рассказала, что большинство ее коллег по институту стоят на бирже труда.

«Рязани нечего им дать. Я уезжаю работать в деревню Московской области. Хотела идти пельмени лепить в ночную смену, но хороших мы ребят воспитали: наши выпускники позвали работать к себе. Хоть специальность не потеряю. А в основном невостребованность 100%, — отметила Каткова. — Моя трудовая книжка лежит напротив меня. Я безработная с 9 декабря. Наши культурные ведомства „гордятся“ тем, что наши резюме лежат у них на рассмотрении. Ну, пусть дальше гордятся».

После закрытия рязанского «Кулька» за бортом корабля знаний оказались не только преподаватели, но и студенты. По словам Романа Маркина, в его группе трое из восьми учащихся четвертого курса забрали документы, а остальные уехали в Орел. Преподаватель объясняет решение своих подопечных финансовыми причинами.

«Чуть ли не 80% наших студентов после окончания обучения возвращались к себе — в Касимов, Сасово, Владимирскую, Тульскую области и в другие — у нас же отовсюду были. Опыт показывает, что те, кто учится в Москве, так там и остаются, порой на птичьих правах, и не работают по профессии. А мы-то готовили для провинции. И для студента из касимовской деревни здесь, в Рязани, больше шансов хотя бы жить бесплатно. У родственников, например. Поэтому значительная часть не поехала никуда», — рассказал Маркин. При этом он добавил, что второкурсники почти всем составом уехали в Москву.

Выпускной курс Татьяны Катковой полностью перевелся в головной вуз, но преподаватель не скрывает раздражения по поводу открывшихся перспектив для студентов: «Знаю, что очное отделение получит дипломы режиссеров цирка… Хотите мой прямой текст опубликовать? Пожалуйста: ***** [зачем] нам в цирк в Турлатово или Дубровичах? Если люди учились не этому».

А как быть с теми, кто забрал документы, учась на старших курсах? В отличие от первокурсников, которые не успели погрузиться в атмосферу творчества и подстроить свою жизнь под обучение в вузе и будущую профессию, учащиеся последних курсов уже размышляли о темах выпускных работ, и мысленно держали в руках заветные дипломы. Смогут ли они закончить обучение в РГУ?

«На рязанской земле должны быть экскурсоводы, режиссеры, библиотекари. Мы должны начать их готовить в самое ближайшее время»

По мнению Андрея Минаева, «это большая трагедия для этих людей», но на данный момент РГУ может предложить им обучение лишь в рамках направления культурология.

«Но культурология носит достаточно общий характер. Все-таки, они учились на специалистов. Мы им такой возможности предоставить не можем… Представляете, они учились на третьем, на четвертом курсах… Как начать, с чего начать, сколько человек будет в группе? К слову, рентабельная группа — это 12 человек. Тут больше вопросов, чем ответов», — подчеркивает ректор.

«Все понимают, что в Рязанской области с такой богатейшей культурой, традициями, образование в области культуры должно быть. Мы понимаем, что без этого нельзя. На рязанской земле должны быть экскурсоводы, режиссеры, библиотекари. Мы должны начать их готовить в самое ближайшее время. Мы постараемся помочь каждому, кто попал в эту непростую ситуацию», — добавляет Минаев.

Кроме того, остро стоит вопрос размещения будущих студентов. Куда вместить новых студентов и преподавателей? «Мы оценили потребность в дополнительных площадях, соответствующие письма направили в министерство культуры и туризма Рязанской области. Мы ставим вопрос о том, что нам нужны дополнительные площади. Кроме того, требуются хореографические залы, мастерские для дизайна. И то, что мы можем, мы попытаемся предоставить», — рассказывает ректор.

Институт культуры… продолжение следует?

Планируется, что пакет документов отправят на лицензирование «культурных» специальностей в середине февраля. При удачном его прохождении в РГУ с сентября 2020 года начнут набирать студентов на следующие направления: документоведение и архивоведение, социально-культурная деятельность, народная художественная культура, режиссура театральных представлений и праздников, библиотечно-информационная деятельность, музеология и охрана объектов культурного и природного наследия, дизайн.

Как отметил наш собеседник, во всей этой истории для руководства РГУ больше вопросов, чем ответов. Известно лишь, что в случае получения лицензии на новые шесть направлений, набор откроется летом 2020 года. Отталкиваясь от количества набранных студентов, руководство вуза будет решать вопрос о принятии на работу преподавателей.

Однозначного ответа на то, пройдет ли вуз лицензирование, ни у кого нет. Есть лишь надежда на то, что в регионе удастся возродить то, что при странных обстоятельствах потеряли.