Вск, 04
-7°
Пнд, 05
-8°
Втр, 06
-7°
ЦБ USD 61.77 0.62 03/12
ЦБ EUR 64.99 1.16 03/12
Нал. USD 64.1 / 66.34 03/12 14:35
Нал. EUR 64.1 / 66.34 03/12 14:35
Участник ДТП под Рязанью с двумя погибшими был пьяным за рулем, но продолжает оставаться свидетелем
20-летний рязанец находился за рулем Hyundai Solaris вместе с двумя друзьями и двоюродным 14-летним братом. Компания друзей ехала на Сегденское озеро на двух машинах. Первая уехала вперед быстрее, вторая — до него так и не добралась…

«Момент ДТП произошел очень быстро. Из-за поворота я увидел фары на своей полосе. Машина летела на нас… я пытался уйти от столкновения левее, но среагировать быстро не получилось… через секунду произошел удар…

Что было дальше — я не помню, я отключился. За мной ехал „Ларгус“, с которым произошло еще одно столкновение, но этого я уже не запомнил…», — так восстанавливает события произошедшего вечером 17 июня на дороге «Рязань — Клепики» Егор Заруба.

20-летний рязанец находился за рулем Hyundai Solaris вместе с двумя друзьями и двоюродным 14-летним братом. Компания друзей ехала на Сегденское озеро на двух машинах. Первая уехала вперед быстрее, вторая — до него так и не добралась…

«Наташ, я не виноват»

«Очнулся я только тогда, когда меня вытаскивали мужики, которые остановились помочь. Они меня отволокли на обочину… На месте были наши друзья, которые уже были на озере, когда произошла авария. Тогда у меня был шок, я совсем не чувствовал боль, хотя потом оказалось, что у меня перелом бедра и ребер. До приезда скорой я просидел на обочине около 40 минут или часа.

Приехавшие друзья мне сразу сказали, что Кирилл, который сидел на пассажирском сидении рядом со мной, умер на месте… Тогда я спросил, что с братом. Друг тогда меня успокоил, сказав, что его вытаскивают из машины. Его сильно зажало, пришлось даже отпиливать крышу…

Потом на место приехали родители брата. Им позвонили мужики, которые увидели выпавший телефон у Сереньки… „Наташ, я не виноват“, — сразу я начал говорить его маме. На тот момент его уже увезли в больницу», — рассказывает Егор Заруба.

Водителя Toyota Camry, который, по его словам, выехал на встречную полосу, он увидел только тогда, когда сел в скорую. Там 32-летний мужчина сразу дал понять, что он из врезавшейся в него машины, пытаясь обвинить Егора.

«Он начал говорить: „Ребята, зачем вы в меня врезались“. Голос у него был пьяный, он постоянно сбивался. Мужики, которые меня вытаскивали, мне рассказывали, что он убегал в лес, несмотря на сломанную лодыжку. Вроде бы как у него был даже видеорегистратор, с которым он выходил из машины, но это все не точно… может просто звонить убегал…» — вспоминает водитель Hyundai.

Водителей обоих машин везли в Рязань с места ДТП в одной скорой помощи, однако на Солотчинском посту ДПС 32-летнего мужчину пересадили в другую машину и повезли в БСМП. Всех остальных пострадавших отправляли только в ОКБ.

«Друзья мне сказали, что Кирилл погиб, но не я понимал, что происходит…»

20-летний Никита Трухнин, сидевший сзади за погибшим пассажиром в Hyundai, рассказывает, что до аварии Егор ехал с разрешенной скоростью.

«Ехали мы со скоростью примерной километров 80 в час. Егор никогда не гоняет, он всегда водит адекватно.

Момент аварии я прекрасно помню. На трассе было очень темно… Потом на нашей полосе резко появился автомобиль, вылетевший из-за поворота. Я помню только свет фар, а дальше удар… и я теряю сознание… Он явно летел на высокой скорости. Потому что все произошло за секунду или за две… Егор пытался уйти от удара влево, поэтому основной удар пришелся на правую сторону машины, где сидел я и погибший на месте ДТП Кирилл.

Дальше я очнулся уже на земле… Меня кто-то вытащил из машины. Я не мог двигаться и лежал на спине, так как получил перелом позвоночника. У меня нога была вывихнута в другую сторону, как у лягушки… было тяжело дышать…

Пока меня не забрала скорая, я лежал на земле… Люди, которые помогали нас вытаскивать, меня накрыли пледом. Я спросил у них, кто виноват в аварии. Мне сразу сказали, что это не наша машина. Ребята из „Ларгуса“ потом тоже подтвердили это.

Затем приехали друзья, которые ехали впереди нас. Они мне сообщили, что Кирилл погиб. В тот момент я этому значения не придавал, так как не совсем понимал, что происходит… думал, что это преждевременное решение… не точное», — вспоминает Никита Трухнин.

Он отмечает, что не видел водителя Toyota на месте аварии, однако после ДТП с ним связывался его родственник в соцсети «Вконтакте».

«Мне писал его брат, как я понял. Предлагали помощь… Я, естественно, отказался. Я несколько раз писал, что все произошло по вине его брата… В целом он не отрицал вину, говорил, что не собирается „отмывать свою репутацию“ и предлагал помощь. Я предложил ему обратиться к родственникам погибших.

Сам водитель со мной не связывался, видимо, его это никак не заботит», — заключил 20-летний пассажир Hyundai.

«Пропал из больницы и вышел на связь только через неделю»

В момент аварии следом за Hyundai ехала «Лада Ларгус» под управлением 21-летнего водителя, который вез друга домой.

«Hyundai я догнал по дороге, пристроился за ней и ехал так минут пять. Водитель впереди вел адекватно, никуда не спешил. Между нами была дистанция около 30 метров и я хорошо видел момент столкновения: Toyota просто внаглую вылезла на встречную. Парни начали тормозить и уходить в сторону, но столкнулись на середине дороги.

Я успел затормозить, но Hyundai буквально плюхнулась на меня сверху. Toyota ехала на высокой скорости и после лобового столкновения Hyundai подлетела от удара и упала на мой автомобиль. Машина так высоко поднялась, что я сначала подумал, что она перевернулась в воздухе вокруг своей оси и упала крышей на меня…

Первые минуты после аварии прошли очень быстро. Сначала я пошел смотреть своего пассажира, так как удар пришелся на него, затем бросился к парням в Hyundai. Дальше уже начали останавливаться машины и помогать…» — рассказывает водитель «Ларгуса».

По его словам, 32-летний водитель Toyota Camry самостоятельно вылез из машины после ДТП.

«У него не было никакой реакции на произошедшее, он не пытался посмотреть, что произошло с пострадавшими. С ним я перебросился только парой слов, спрашивал, как он. Тот сказал, что „нормально“. На его лице не было никакой реакции. Сначала я думал, что у человека шок, но потом минут через десять я понял, что с ним все-таки что-то не так… Я подумал, что он чем-то обсажен. Больше я на него не обращал внимания, так как был занят серьезно пострадавшими в ДТП», — отметил 21-летний водитель «Ларгуса».

Мужчина подчеркивает, что в момент столкновения Toyota была полностью на встречной, а Hyundai — на осевой линии, по середине дороги. Отметим, что сплошной или прерывистой разметки 17 июня на дороге не было, правда, она появилась там уже в июле.

По словам очевидца, визуально машины в момент ДТП располагались так:

Водитель «Ларгуса» также подтверждает, что основной удар пришелся на правые стороны машин, именно поэтому водитель в Toyota серьезно не пострадал, а пассажир на переднем сидении Hyundai — погиб на месте.

«На месте аварии я пробыл до двух часов ночи. Туда пришли мои родители, которые повезли меня в ОКБ на сдачу анализов и обследование. В шесть утра мы вернулись назад, на место аварии. Там уже не было никаких следов: дорогу помыли, две машины эвакуировали. Лишь Toyota Camry стояла на обочине без номеров», — вспоминает водитель «Ларгуса». В то же утро полиция попросила его вернуться назад в ОКБ, чтоб снова сдать анализы на наркотики и посетить наркодиспансер.

«Все анализы я сдал в тот же день… В восемь утра меня уже повезли к следователю. Тот обмолвился в разговоре, что водитель Toyota Camry исчез из больницы и не отвечает на телефон, а на месте прописки никто не открывал дверь… Он вышел на связь только спустя неделю после аварии», — заключил очевидец аварии.

Еще одним свидетелем ДТП стал мужчина, который ехал за Toyota Camry в момент аварии. Он рассказал РЗН. инфо, что ехал на расстоянии 60 метров за машиной, которая «вильнула на „встречку“ и врезалась в Hyundai».

В крови почти целая бутылка виски или водки

На месте ДТП погиб 22-летний Кирилл, который сидел впереди на пассажирском сидении Hyundai Solaris. Остальные — получили серьезные травмы.

В больнице водителя Hyundai ввели в кому.

«На фоне травмы у меня развилась жировая эмболия (жир и костный мозг попали в кровоток, а затем — в легочные артерии). Был риск остановки работы легких. Через две недели я из нее вышел, затем еще две я провел на реабилитации…» — рассказал сам Егор Заруба. Сейчас он находится дома, но по прежнему восстанавливается от травм.

Его друг Никита Трухнин три дня провел в реанимации.

«Там мне вправили вывих и вставили трубку прямо в легкое, которая вела в специальный контейнер с раствором. Оказалось, что я получил ушибы, пневмоторакс и частичный разрыв легкого. Более месяца я провел в больнице со скелетным вытяжением», — рассказал пассажир Hyundai. Две недели назад его перевели домой. Ему запрещено сидеть, поэтому он лежит и немного ходит на костылях в специальном корсете, который фиксирует его спину.

14-летний Сергей, который находился за братом в Hyundai Solaris, провел в коме 21 день. 8 июля он скончался.

Его родители, Наталья и Михаил Максимовы рассказывают, что братья были очень близки.

«Наша семья очень близкая. Они двоюродные братья, у них разница в возрасте шесть лет, но они очень близко общались, везде рядом. У нас не было сомнений, что они куда-то шли или ехали вместе. В этот раз тоже Сережа отпросился у нас и мы его отпустили», — вспоминает Наталья.

Женщина начала бить тревогу уже спустя две недели после ДТП. Наталья Максимова разместила в соцсетях пост о том, что водитель Toyota Camry пытается избежать наказания за ДТП. У 32-летнего мужчины в крови обнаружили 1,7 промилле алкоголя. Эту информацию РЗН. инфо подтвердили в пресс-службе регионального УГИБДД. Используя интернет-сервисы подсчета промилле можно сделать вывод, что мужчина выпил около 350-400 миллилитров крепкого алкоголя. Это почти целая бутылка виски или водки.

Спустя почти два месяца остается статус «свидетеля»

«Я видела его на месте ДТП, просто в тот момент, я не понимала, кто он. Думала, что он из третьей машины… Я видела, что он был не в себе, от него несло алкоголем. Но мне было не до этого. В этом аду мы искали своего ребенка… потому что знали, что в ДТП есть погибший, — рассказывает Наталья Максимова. — В машине скорой он вел себя вальяжно, кричал „давайте лечите меня“, просил сигарету. Если бы мой Сережа также просто держался за ногу на кушетке, возможно, я бы даже достала телефон, чтобы снять пьяного мужчину.

Их везли в одной машине скорой с племянником, а мы с мужем двигались за ней в больницу к своему ребенку, потому что знали, что он живой был отправлен в ОКБ. Нам ничего не говорили, но мы уже понимали, что все плохо…

На посту тормозят машину… Муж начинает бегать вокруг нее, чтобы понять, что происходит, почему остановились… Врачи нам не отвечают… Через какое-то время на пост подъезжает еще одна машина. Мой муж, не зная, что это виновник аварии, помогает ему перейти в другую машину и мы разъезжаемся. Его единственного доставили в БСМП, а остальных пострадавших — в ОКБ. Возможно. он пытался вымыть промилле, но экспертиза все равно показала большое количества алкоголя в крови», — отмечает Наталья Максимова.

Женщина вместе с супругом обратилась в редакцию РЗН. инфо, чтобы повлиять на продвижение следствия по уголовному делу.

«У нас есть пять свидетелей, которые говорят, что водитель Toyota Camry необоснованно выехал на встречную полосу на высокой скорости. В его крови обнаружили алкоголь, но он продолжает оставаться свидетелем по делу. Прошло уже почти два месяца, но нет ни подозреваемого, ни меры пресечения», — сетуют родители погибшего мальчика.

По их словам, проведенная автотехническая экспертиза не помогла установить подробности столкновения. Теперь, по ходатайству адвоката потерпевших, назначена повторная экспертиза, но уже в другом регионе.

«Нам следователь говорил, что ПДД гласит так: неважно, на какой скорости в тебя несется „КамАЗ“, ты должен остаться на своей полосе. А то, что он ехал пьяный — его бы на посту поймали и дали административку: 30 тысяч и лишение „прав“», — вспоминает Наталья Максимова. Она рассказывает, что с ней через третьих лиц пытались связаться родственники водителя Toyota.

«На третий день после аварии, когда появились данные о его опьянении, они предлагали транспортировку ребенка в Москву. Также адвокат водителя Toyota пытался выяснить у нашего, как мы настроены на дело… Позже открыто предлагали финансовую помощь, но мы отказались. Для нас это принципиальное дело… Прямого контакта с водителем Toyota не было и не может быть», — заключила женщина.

«Расследование проводится…»

Редакция РЗН. инфо официально обратилась с запросом в УМВД, в котором задала следующие вопросы по произошедшему ДТП:

  • Возбуждено ли уголовное дело?
  • Планируется ли передача дела в Следственный комитет в связи с гибелью несовершеннолетнего в ДТП?
  • Имеется ли подозреваемый в уголовном деле?
  • Предъявлено ли ему обвинение?
  • Избрана ли мера пресечения для водителя, который был в состоянии опьянения?
  • Ждет ли его другое наказание?

В ответе говорится лишь о том, что предварительное расследование по делу проводится:

К сожалению, ДТП не попало ни на одну камеру видеорегистратора, однако свидетели, все как один, говорят, что спровоцировал аварию водитель Toyota. В ней погибли 21 и 14-летний пассажиры.

Более того, у водителя официально подтвердилось алкогольное опьянение, но мужчина до сих пор не понес никакой ответственности. Нет даже информации о лишении его водительских прав и наказании за пьяную езду.

Редакция просит считать этот материал официальным запросом в адрес прокуратуры и управление Следственного комитета Рязанской области.