Пнд, 08
29°
Втр, 09
22°
Срд, 10
19°
ЦБ USD 60.32 -0.05 09/08
ЦБ EUR 61.16 -0.2 09/08
Нал. USD 64.05 / 62.04 08/08 12:14
Нал. EUR 67.05 / 63.17 08/08 12:14
Директор «Завода ТЕХНО» в Рязани: Чтобы добиться результатов, нужно не противостоять, а сотрудничать
В Рязани экология и промышленные выбросы — актуальный вопрос. В городе прошло несколько проверок, по итогам которых контролирующие органы обратились в суд. Экоактивисты обвиняют несколько предприятий, в том числе и «Завод ТЕХНО», что в городе нечем дышать. Редакция обратилась за комментариями на предприятие. О ситуации на рязанском «Заводе ТЕХНО», наличии вредных веществ в его выбросах, судебных разбирательствах журналист РЗН. Инфо поговорил с директором предприятия Евгением Дивущаком.

В Рязани экология и промышленные выбросы — актуальный вопрос. В городе прошло несколько проверок, по итогам которых контролирующие органы обратились в суд. Экоактивисты обвиняют несколько предприятий, в том числе и «Завод ТЕХНО», что в городе нечем дышать. Редакция обратилась за комментариями на предприятие. О ситуации на рязанском «Заводе ТЕХНО», наличии вредных веществ в его выбросах, судебных разбирательствах журналист РЗН. Инфо поговорил с директором предприятия Евгением Дивущаком.

— Сложная ситуация с экологией в городе и причастность к этому в том числе «Завода ТЕХНО» не уходит из новостной повестки уже многие месяцы. Дело дошло до суда. Расскажите, какие обвинения предъявлены заводу? Вы признаете их объективность?

— В августе 2021 года на многих предприятиях города, и у нас в том числе прошли проверки, инициированные Росприроднадзором. Измерения проводила ЦЛАТИ по ЦФО. По итогам появилось 5 обвинений, по которым были выписаны предупреждения и штрафы. Обвинения разные, с чем-то можно согласиться, какие-то, простите, абсурдные. А некоторые были неправильно транслированы и интерпретированы в СМИ.

— Например, какие?

— Одно из них — о котором много писали и в прессе, и в соцсетях — несогласование мероприятий в период НМУ (неблагоприятных метеорологических условий). Узнав об этом, СМИ сразу сообщили, что завод ничего не делает при неблагоприятных погодных условиях. Что было на самом деле? Не стояла печать на документе, потому что он еще находился на согласовании. Сейчас она, кстати, уже стоит. Говорит ли это о том, что завод не снижал выбросы при НМУ? Нет. Как и положено, при НМУ первого уровня снижал на 15-20%, второго — на 20-40%, третьего — на 40-60%. И проверяющий орган это не оспаривал. К самим мероприятиям у него вопросов не возникло. Только к оформлению документов. Была еще более странная претензия к несоответствию количества пробоотборников ГОСТу. Хотя в ГОСТе требований к их количеству просто нет. В связи с этим проверяющие решили, что мы не проводили производственно-экологический контроль. Хотя логики в этом нет.

Еще одно обвинение связано с неправильной инвентаризацией выбросов. Имеется в виду сбор и классификация данных об источниках выбросов, классах их опасности, составе и количестве. Все это фиксируется в отчете о результатах инвентаризации выбросов в атмосферный воздух. С этим мы, во-первых, не согласны, т.к. инвентаризация была проведена при вводе завода в эксплуатацию и соответствовала требованиям к ней, а потом корректировалась при модернизации оборудования. Суд, к слову, поддержал нас, наказание отменил и отправил дело на повторное рассмотрение. А во-вторых, сейчас у нас в связи с установкой нового газоочистного оборудования проходит инвентаризация выбросов для актуализации сведений о них. По ее результатам будет сформирован новый актуальный проект ПДВ, проведен расчет нормативов выбросов и подана декларация о воздействии, и претензии к старому сами собой потеряют смысл.

— Почему вы решили обжаловать результаты проверки в суде?

— У нас появились основания сомневаться. Прежде всего, это процедурные нарушения: несоблюдение основ и порядка проведения измерений, не были, например, учтены физические характеристики трубы, не проверен ее диаметр, чтобы пересчитать скорости потоков, не сделаны измерения влажности образцов и т. п. Часть данных просто отсутствует, их почему-то не посчитали. Из-за этого, во-первых, проверить достоверность того, что написано в протоколе, невозможно. А во-вторых, приходится усомниться в самой процедуре проверки и квалификации экспертов ЦЛАТИ.

Мы обратились к независимым специалистам, которые перепроверили результаты и нашли фундаментальные ошибки. С этими вопросами мы направились в суд.

— Объясните читателям, почему суд идет в Туле, а не в Рязани.

— По итогам проверки нам было вынесено предписание об устранении нарушений. С оспариванием этого предписания мы обратились в Тулу. Потому, что Приокское межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования находится в Туле.

— Но превышения все-таки нашли, значит, они были?

— Да, и во время проверки мы их также отметили. И не могли оставить без внимания. Во-первых, после проверки мы повторно сделали отборы проб, и превышений в них уже не было. А во-вторых, мы разработали и начали реализовывать мероприятия, которые повысят эффективность нашего газоочистного оборудования. Этот год начался с капитального ремонта, мы обновили все производственные мощности и много внимания уделили очистным сооружениям. К августу планируем установить дополнительную камеру дожига. Газ с частицами загрязняющих веществ и пыли будет удаляться и сжигаться со всеми этими веществами в камере сгорания при температуре 750 градусов. Затем уже полностью очищенным пойдет в дымовую трубу. Такие агрегаты уже стоят на 1 и 2 линиях, теперь появится и на третьей.

Еще мы планируем установку системы «Экомонитор», которая сейчас апробируется на «Заводе ТЕХНО» в Челябинске. Она будет в онлайне показывать концентрацию загрязняющих веществ в атмосфере и определять их источник.

— В связи с последними событиями и санкциями вы не будете пересматривать эти проекты?

— Мы продолжим модернизацию и работу над сокращением выбросов. Этот вопрос очень важен для компании, поэтому и инвестиции сохраняются в заявленном объеме — порядка 140 млн рублей на этот год. Единственные проблемы могут возникнуть с логистикой, т.к. мы планировали установку европейского оборудования. Но будем заменять его на наши или аналоги из стран АТР, если не сможем получить.

— Больше всего рязанцев «достает» сероводород с его запахом тухлых яиц. Писали, что и у вас было превышение по этому веществу.

— Это очередной, почему-то очень популярный и упорно транслируемый, миф. Сероводород не образуется при производстве каменной ваты. В нашем технологическом процессе его нет. У нас есть только один его источник — заправочная станция для погрузчиков. В документации он у нас заявлен, т.к. мы обязаны это сделать. Но это просто автозаправка.

— Почему вообще у современного завода возможны выбросы?

— У любого предприятия есть выбросы. Проверка показывает не наличие или отсутствие выбросов как таковых. Это формализованный процесс, при котором сравнивают существующий объем выбросов с тем объемом, которое предприятие заявило. То есть при запуске каждый завод говорит: наша производительность будет такой, значит, выбросы мы будем делать такие. Если эта цифра безопасна, то есть соответствует разрешенным в стране или регионе нормам, ее согласуют. А потом приходит контролирующая организация и смотрит, не превышает ли реальный выброс заявленный.

Разобраться в этом неподготовленному человеку довольно сложно, поэтому предлагаю прибегнуть к простому сравнению. Посмотрите, сколько всего в городе предприятий и на вклад каждого из них. Эта информация доступна на официальном сайте Росприроднадзора. Так вот «Завод ТЕХНО» будет 19-м по объему выбросов среди рязанских производств. И его выброс почти в 200 раз меньше, чем у лидера. Кстати, лидер — это вовсе не НПЗ, который тоже очень часто обвиняют во всех смертных грехах.

— Возвращаясь к судебным процессам. Росприроднадзор обратился с иском об отзыве у вас разрешения на выбросы. Не боитесь, что суд его удовлетворит и завод придется остановить?

— Для этого нет оснований. По правилам, разрешение могут отозвать, если суммарные годовые выбросы завода более чем на 10% превышают заявленные. У нас таких превышений не фиксировалось и не могло быть зафиксировано.

Заодно разоблачу еще один популярный миф — судебный отзыв разрешения на выбросы не грозит предприятию закрытием. Возможно, это кого-то расстроит, но скажется это только на тарификации выплат за воздействие на окружающую среду.

— Вы уже упоминаете не первый миф. Откуда они берутся в таком количестве, по вашему мнению?

— Дело в том, что информационное поле вокруг экологической ситуации у нас очень насыщенное. Но насыщено оно по большей части домыслами и страшилками, а не проверенной информацией. Я бы посоветовал всем прежде чем паниковать, начитавшись соцсетей, сначала все-таки опираться на научные данные, заключения и мнения профессионалов.

— Региональные СМИ писали, что Росприроднадзор выглядел в суде бледно и не смог внятно ответить, по каким основаниям подан иск и на какие нормы права ссылается ведомство в заявленных требованиях. Как вы думаете почему?

— Наверное, потому, что их обвинения строились на неоднозначных, как я уже сказал, результатах замеров ЦЛАТИ. Не исключаю, что как профессионалы сотрудники Росприроднадзора тоже понимают, какие огрехи были при этом допущены. Но других вариантов, как идти в суд, у них не было. При таком сильном общественном давлении и обещании принять кардинальные меры, прозвучавшем с самого верха, государственные контролирующие органы обязаны реагировать, даже если сами видят всю неоднозначность ситуации.

Вообще, рязанские активисты слишком критичны по отношению к Росприроднадзору. И на мой взгляд, напрасно. Ведь именно эта организация помогает отстаивать их интересы, и в этой ситуации она ведет планомерную работу.

— Думаете, если умерить пыл, получится чего-то добиться?

— Я думаю, чтобы добиться реальных результатов, нужно не противостоять, а сотрудничать. На заводах, в том числе и в руководстве, работают такие же жители Рязани, как и экоактивисты. И они точно так же хотят дышать чистым воздухом. Но мы видим атаку на промышленность, а заодно и на контролирующие органы. Причем из всех предприятий Рязани выбрано только несколько «жертв». Почему бы представителям общественности не изучить карту источников, сравнить цифры, посмотреть зоны влияния, прежде чем выдвигать обвинения? Все это есть в открытых официальных источниках.

Получается, что все стороны заинтересованы в одном результате — чистом воздухе, но вместо того чтобы совместно искать пути решения проблемы, они не слышат друг друга. Только переход к конструктивному обсуждению и сотрудничеству позволит это сделать.

— А вы сами к чему готовы в рамках такого конструктива?

— Во-первых, мы готовы признавать те проблемы и недоработки, которые действительно были, и работать над их устранением. Мы заинтересованы в снижении воздействия на окружающую среду, и это не просто слова, это постоянный процесс и регулярные инвестиции, которые даже в сложные времена не сокращаются. Во-вторых, я бы предложил включить Рязань в проект «Чистый воздух», входящий в нацпроект «Экология». Это задаст всему региону более жесткие экологические стандарты. Мы готовы исполнять эти требования, в том числе раскрывать информацию о выбросах, ставить системы мониторинга, внедрять дополнительное очистное оборудование. Но важно, чтобы это делали не только мы, а все предприятия региона, возможно, под объединенным наблюдением общественности и контролирующих инстанций. Это должна быть конструктивная совместная работа. Вот тогда это улучшит ситуацию и принесет позитивный результат.