Что-то не так?
Пожалуйста, отключите Adblock.

RZN.info — Рязанский городской сайт, мы освещаем все что происходит в Рязани и области, ключевые российские и международные события, публикуем полноформатные интервью и репортажи, формируем сюжеты по главным событиям. Чтобы все это делать необходимо вкладывать средства и силы в новые форматы, в развитие. Мы запускаем новые рубрики и делаем все это для вас, наших читателей, но есть процент пользователей, у которых включен Adblock на нашем сайте.

Мы стараемся размещать только региональную релевантную рекламу, которая будет интересна не только рекламодателям, но и нашим читателям. Отключив Adblock, вы поможете не только нам, но и себе. Спасибо!

Как добавить наш сайт в исключения AdBlock

9:53, 25 января 2020 3 667
 0    0

Прятки в семинарии и яма на нефтезаводе. Рязанцы вспомнили истории из студенческой жизни

Прятки в семинарии и яма на нефтезаводе. Рязанцы вспомнили истории из студенческой жизни

В преддверии Дня студента в редакции завязался разговор о том, каким было студенчество у каждого из нас. Все принялись вспоминать смешные и нелепые истории, случившиеся с ними во время обучения в университете. Когда истории закончились, нам захотелось продолжить тему, и мы обратились с расспросами к известным рязанцам.

Представляем вам подборку историй от первого лица, среди которых есть смешные, а есть судьбоносные, но все их объединяет одно — безмятежный дух студенчества.

ПРЯТКИ В СЕМИНАРИИ

Павел Коньков, руководитель молодежного отдела Рязанской епархии, иерей (выпускник Рязанской духовной семинарии):

Семинария очень похожа на военное училище. Здесь есть такие же наряды — послушания, и все студенты несут тяготы по полной. Однажды у нас должна была быть лекция у очень жесткого преподавателя, действующего полковника десантного училища, но он не пришел на нее, и нас отправили на послушание. Нам предстояло разгрузить двадцатитонный грузовик с картошкой. После работы мы очень сильно умаялись и буквально приползли в кельи. Тут же нам сообщили, что преподаватель пришел. К тому моменту уже было 17 часов, а занятия заканчивались в 15 часов.

Мы попросили передать преподавателю, что не сможем прийти, так как только вернулись с послушания. Полковник ответил, что его это не волнует, и направился к нам в кельи. Чтобы не идти на лекцию, мы все решили спрятаться: кто-то залез в шкаф, кто-то под кровать. Некоторые запирались в кабинках туалета и поднимали ноги, чтобы их не было видно. «Где все? Я не вижу здесь никого?» — кричал полковник, осматривая кельи. Около 20 минут мы прятались на головах друг у друга и не шевелились.

В итоге преподаватель обиделся, расстроился и ушел… Позже он все рассказал нашему руководству и нас наказали, но этот случай запомнился надолго.

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ЗООПАРКЕ

Денис Арапов, пресс-секретарь губернатора Рязанской области (выпускник Военного университета Министерства обороны Российской Федерации):

На первом курсе у нас был предмет «Основы журналистики». Выглядели занятия так: преподаватель приводил нас в зоопарк. Он говорил: «Товарищи курсанты, у вас задание — написать о том, что случилось в зоопарке». И уходил по своим делам. Три часа наш курс гулял, переходя от клетки к клетке. Конечно, мы ничего не делали, только мороженое ели. Прогулки продолжались до той поры, пока нас не застал за этим занятием начальник факультета. Преподавателя, кстати, уволили.

ЯМА НА НЕФТЕЗАВОДЕ

Денис Боков, первый заместитель министра труда и социальной защиты населения Рязанской области (выпускник РГУ имени Есенина):

В вузе я вместе с братом возрождал студотряды, в том числе и на собственном примере. В начале двухтысячных мы строили на нефтезаводе установку. У нас был плавающий график. И вот как-то раз в субботу приходим мы на стройку и видим, что никого из других рабочих там нет. Мы обратились к прорабу, мол так и так, может не будешь нас напрягать? А он ни в какую, ройте яму «три на три» и все. А яма эта там совершенно не нужна. Но он — начальник — дал нам задание и спать пошел.

Нас было десять ребят. Земля такая, что лопату не воткнешь. Я нашел трактор на заводе, упросил тракториста копнуть ковшом. Через десять минут яма была готова. Мы разровняли ее края и убрали следы от гусениц. Легли рядом, отдыхаем. Возвращается прораб, видит нас и давай орать, что мы бездельники. Я ему говорю: «Ваше задание выполнено».

Надо было видеть его выражение лица. Он схватился за голову с криками: «Вы зачем ее вырыли? Яма здесь не нужна! Мне же „по шапке“ надают». В результате оставшееся время мы эту яму закапывали.

СУДЬБОНОСНАЯ ПЕСНЯ

Элла Хрусталева, певица, композитор, руководитель ансамбля «Mama Jazz» (выпускница Рязанского педагогического института):

Моя история забавная и отчасти судьбоносная. Во время учебы в Рязанском педагогическом институте я пела в хоре, которым руководил обаятельнейший и невероятно энергичный Геннадий Борисович Гинзбург. Он был очень востребован и успевал работать в пяти-десяти учреждениях и предприятиях практически одновременно. При таком ритме, конечно, у него случались совпадения репетиций, и именно это и произошло в тот момент, когда мы только начали работу над песней «Прекрасное далеко». Он рассказал нам красивую историю, что эта песня нигде не была исполнена, что ноты ему под большим секретом дали в Москве и, пока не выйдет фильм, где она прозвучит, мы не можем себе позволить ее исполнить.

В общем, заинтриговал, пропел ее разок, а потом говорит: «Ну, теперь я побежал, а репетицию проведет Элла…». Мягко говоря, это было очень неожиданно. Для всех. Геннадий Борисович, конечно, выделял меня и раньше, но это касалось только исполнения, но никак не руководства хором! Возражений он категорически не принял, и пришлось мне, превозмогая сомнения, разучивать с коллективом моих ровесниц прекрасную песню Евгения Крылатова. От страха подвести любимого педагога я так тщательно «прокачала» все партии, что на следующей репетиции звучало неплохое трехголосие!

Так, учась на филфаке, я открыла для себя азы новой профессии. В стенах института песня была исполнена до официального появления фильма на экрана. Затем мы спели ее на майском параде на площади Победы. Энергия и творческий авантюризм Геннадия Борисовича и тут взяли верх. И угадайте, кто в этой песне солировал?

СТУДЕНТ СПИТ, СЛУЖБА ИДЕТ

Алексей Захаров, депутат рязгордумы (выпускник РГУ имени Есенина):

Я учился на юрфаке РГУ. В Рязани, помимо РГУ, во многих вузах были юридические факультеты, но сильнейший и, наверное, старейший был в Академии права и управления ФСИН, что на площади Ленина. И, конечно же, многие преподаватели совмещали свою работу в ведомственном учебном заведении и гражданских ВУЗах. Надо понимать, что распорядки и дисциплина там очень разнятся. Поэтому, когда на лекции одного из уважаемых преподавателей ФСИН, который к тому же имел звание полковника, уснула студентка, он на всю аудиторию крикнул ей: «Боец, подъем!» От неожиданности и комичности ситуации никто, в том числе и виновница «торжества», не смог сразу понять, что происходит.

НАВАЖДЕНИЕ ВО ВРЕМЯ НАВОДНЕНИЯ

Антон Свиркин, музыкант, артист Рязанского областного музыкального театра (выпускник РГУ имени Есенина):

Годы обучения азам журналистики в университете совпали у меня со временем становления как музыканта. Как студент я постигал нехитрое журналистское ремесло, учась на заочном отделении, а как музыкант — играл концерты, постепенно обрастал новыми знакомствами из рок-кругов, в том числе и теми людьми, о ком до этого доводилось лишь читать в книжках или же наблюдать с экранов телевизоров. Потому в качестве темы диплома я выбрал «Отечественный рок-самиздат», намереваясь поведать университетскому миру о подпольной советской рок-журналистике. Я твердо решил — не хватит материала, достану тех, кто непосредственно принимал в этом процессе участие в 80-е годы.

Мне посчастливилось сойтись с Анатолием Гуницким — одним из основателей группы «Аквариум», автором текстов песен, а также редактором петербургского журнала «Рокси», и с известным рок-журналистом Андреем Бурлакой, издававшем журнал «РИО». Мы договорились о встречах, и в конце декабря 2011 года я выехал в Санкт-Петербург.

Внутренне я невероятно ликовал, потому что мне предстояло встретиться с людьми, которые вершили историю ленинградского рока, перед которым я всегда безмерно преклонялся. Час свиданий настал, и я выехал на первую встречу — к Анатолию Гуницкому в Купчино. Я взял у него подробное и обстоятельное интервью о журнале «Рокси», а Анатолий подарил мне сборник своих стихов и несколько номеров газеты «Рокси Экспресс».

Вторая встреча была запланирована в районе Васильевского острова, и я с окраины отправился туда. Все еще пребывая в невероятном восхищении, периодически выныривая в реальность, я заметил, что Питер в этот раз не очень балует хорошей погодой: все время дует какой-то неприятный ветерок. Я приехал к Васильевскому острову, мимолетно бросил взгляд на волнующуюся Неву и помчался на встречу с Андреем Бурлакой. Мы встретились в одном из кафе недалеко от метро и также душевно пообщались.

Когда мы распрощались, прежде чем двигаться на поезд, я, погрузившись в приятные мысли по поводу прошедших встреч, прогулялся уже не обращая внимания ни на ветер, ни на хмурую погоду.

«В таком же приподнятом настроении я вернулся в Рязань. Друзья встретили меня фразой: «С тобой все в порядке, слава Богу»

Оказывается в тот день, когда я окрыленно носился по Питеру, там случился сильнейший ураган и наводнение. То, что я принял за неприятный ветерок, доставило множество неприятностей местному коммунальному хозяйству, а уровень воды в Неве сильно повысился. Однако я, будучи полностью в собственных грезах и эйфории от новых знакомств, вообще ничего не заметил!

Так, я не стал свидетелем природного катаклизма, находясь в эпицентре, и на собственном опыте убедился, что подобное выпадение из реальности, как в новелле «Наваждение» из фильма «Операция Ы», у студентов, пожалуй, не такой уж и вымысел.

СТУДЕНЧЕСКИЙ МАРАФОН

Михаил Пронин, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Рязанской области (выпускник Рязанской радиотехнической академии):

В студенческие годы Татьянин день я называл днем пересдач. Все потому, что совмещал учебу с работой, пропускал лекции и семинары. Вот и приходилось сдавать «хвосты», наверстывая упущенное. Однако все равно старался сдать все в первой половине дня, чтобы осталось время отметить начало каникул с однокурсниками. Подчас приходилось выдерживать настоящий марафон: тут экзамен, там зачет… Иногда путался в предметах и кабинетах.

Однако подобный «забег» за знаниями оказывался успешен — педагоги понимали, что Татьянин день — «профессиональный» праздник студенчества, поэтому шли навстречу и снисходительно относились к тем ошибкам, которые я допускал. Видно, вспоминали себя в студенчестве.

МУЗЫКАЛЬНАЯ ПАУЗА

Владимир Фролов, журналист с высшим медицинским образованием (выпускник РязГМУ):

История из конца 1980-х годов. Когда мы учились на младших курсах Рязанского медицинского, на кафедре нормальной анатомии лекции нам читал профессор Николай Лавров. На каждое свое выступление он приносил миниатюрный катушечный магнитофон (выпущенный, наверное, для разведчиков в начале 1950-х), включал его в розетку и лекцию начинал с музыкальной паузы. В аудитории звучала музыка — чаще всего классическая, всякие узнаваемые мелодии (Моцарт, Бах, Чайковский), отрывки минуты на 2-3.

«Вы послушаете это, и настроите свое внимание», — объяснял смысл такого начала лекции Николай Николаевич. И только потом начинал рассказывать про кости, мышцы и сухожилия. Однажды вместо классики он включил песню Джо Дассена, а в другой раз даже «Айсберг» в исполнении Аллы Пугачевой.

История из начала 1990-х годов. В рязанской ОКБ на кафедре факультетской хирургии экзамены у студентов принимал Анатолий Хубезов, отец нынешнего главного врача больницы Дмитрия Хубезова. У студентов-медиков на любом экзамене традиционно много вопросов — 190, 220, 240… Плюс на хирургии в экзаменационный билет вкладывали рентгеновский снимок, который надо рассмотреть и описать.

Снабжение медицины в начале 1990-х было жутким, мне достался снимок, на котором мало что можно было рассмотреть. Отвечая на этот вопрос, я выдвинул три предположения, откуда мог бы появиться видимый на фото уровень жидкости. Анатолий Тимофеевич повертел рентгеновскую плену в руках и сказал: «Ч-черт ег-го з-знает, что они студентам кладут в билеты…», а потом не стал задавать дополнительные вопросы и поставил максимальную оценку.


Автор: Юлия Полушина

© RZN.info

Загрузка комментариев...
Новости партнеров

Вы занимаетесь спортом?

Окончание опроса: 28.02.2020