Вск, 04
-8°
Пнд, 05
-8°
Втр, 06
-7°
ЦБ USD 61.77 0.62 03/12
ЦБ EUR 64.99 1.16 03/12
Нал. USD 64.1 / 66.34 03/12 14:35
Нал. EUR 64.1 / 66.34 03/12 14:35
Другой мир. Рязанка посетила Северный Кавказ и поучаствует в написании путеводителя по нему
Почему стоит посетить Северный Кавказ и к чему готовиться туристу, который впервые отправится в «другой мир»?

В августе несколько рязанцев в составе группы проекта «Маршруты России» отправились в экспедицию по Северному Кавказу. За две недели они объехали шесть республик — Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию, Ингушетию, Чечню, Дагестан, а также Ставропольский край.

Участники экспедиции прошли не только по известным туристическим маршрутам, но и открыли для себя другую сторону Северного Кавказа — с его традициями, обычаями и гостеприимными жителями. Глобальная цель экспедиции — создание фильма и путеводителя, чтобы привлечь туристов на Северный Кавказ.

В проекте поучаствовала рязанский блогер и журналист Ксения Прялухина. После возвращения из путешествия она принялась за написание путеводителя. Ксения встретилась с корреспондентом RZN.info и рассказала, почему стоит посетить Северный Кавказ и к чему готовиться туристу, который впервые отправится в «другой мир».

Северный Кавказ без лишних затрат

Я, как человек, который безумно любит бывать в новых местах, но при этом экономить, подписана на многие сообщества в соцсетях, связанные с путешествиями. Так, я слежу за волонтерской группой, где постоянно публикуются посты с различными предложениями, например, поехать в Гватемалу на месяц и преподавать там русский язык.

Часто там собирают народ в какие-то экспедиции. Именно так — совершенно случайно — я узнала о проекте «Маршруты России». Он направлен на популяризацию туризма в нашей стране, в прошлом году, например, ребят отправляли в республики Башкортостан и Татарстан.

В этом году экспедиция выпала на Северный Кавказ. Этот курс был выбран потому, что у людей сложилось очень много стереотипов о тех краях: многие думают, что там живут горцы с автоматами за спиной. Но это не так!

Маршрут разделили на два этапа длительностью две недели. Первый этап включал Ставропольский край, Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию (с 8 по 15 августа). Второй этап: Северная Осетия, Ингушетия, Чечня, Дагестан (17-24 августа). Участники первого этапа экспедиции побывали в таких местах, как Домбай, Архыз, Приэльбрусье и Эльбрус.

Я там была, как и многие — ведь там развиты популярные горнолыжные курорты. Но мне хотелось побывать на Кавказе, который я не видела, и которого раньше боялась — в Дагестане, Чечне, Ингушетии. И когда я увидела, что идет набор в экспедицию в эти места, то в тот же день заполнила анкету на участие.

Отбор в экспедицию

Для участия нужно было заполнить анкету, выполнить творческое задание и пройти собеседование. Задания у всех были разные, и мое заключалось в том, что нужно было придумать такую рекламную кампанию, которая могла бы привлечь молодежь на Северный Кавказ. И буквально в последний момент приема заданий я расписала идею путешествия известных блогеров на «Жигулях».

Откуда молодежь получает информацию? Мы не смотрим телевизор, не читаем газеты, мы сидим в соцсетях и следим за блогерами на YouTube. И свою рекламную кампанию я пыталась выстроить, основываясь на том, что потребляет молодежь. Идея заключалась в том, что блогеры отправляются в путешествие от самой северной точки России до самой южной — города Дербент, который находится как раз в Дагестане. Ну и делились бы своими впечатлениями от поездки.

Во второй части творческого задания мне нужно было выложить серию фотографий на тему: «Кавказ есть в каждом из нас». Нескольким друзьям, уже бывавшим на Кавказе, я задала вопрос: что им там больше всего понравилось? И выложила их портреты с подписанными ответами на вопрос в соцсети, сопроводив все это текстом на тему «Кавказ есть в каждом из нас».

Ведь все, кто когда-то там побывал, проникаются невероятной любовью к этим местам — эта любовь есть и в тех, кто там живет. Они с большим удовольствием рассказывают о своей родине и с любовью принимают гостей. Заключительным этапом было интервью по Skype. Через несколько дней мне пришло письмо, что меня приняли в команду экспедиции.

«Я подумала о том, что нахожусь в Северной Осетии всего пару часов, а уже в полном шоке от всего происходящего»

Я попала во второй этап экспедиции — меня ждали Северная Осетия, Ингушетия, Чечня и Дагестан. В экспедиции участвовали люди из разных регионов: Москва, Рязань, Ханты-Мансийск, Чебоксары, Карелия, Санкт-Петербург, Нижний Новгород — всего 23 человека.

В поездку набрали блогеров, журналистов, видеографов, фотографов — людей, которые создают контент. Потому что глобальная цель проекта — создание фильма и путеводителя по тем местам, чтобы популяризировать туризм на Северном Кавказе среди молодежи.

Меня взяли как «текстовика», и моей основной задачей было по итогам экспедиции написать текст про Северную Осетию: я буду рассказывать про самый первый день нашего путешествия. Помню, когда я сошла с трапа самолета, нас посадили в автобус и уже тогда я подумала о том, что нахожусь в Северной Осетии всего пару часов, а уже в полном шоке от всего происходящего. Раньше я была в Северной Осетии, но лишь проездом.

«Я держалась за кресло и думала: я только прилетела на Кавказ и сегодня уже, кажется, умру»

Это был первый день, это была Северная Осетия. Нас привезли в Кармадонское ущелье — место, где погибли Сергей Бодров и его съемочная группа. В программе поездки я видела название «Кармадонское ущелье», но как-то не придала ему особого значения. У меня совсем вылетело из головы, что это — именно то место, где сошел ледник Колка.

Когда мы только прилетели, стояла неимоверная жара, но Владикавказ встретил нас дождями. До ущелья мы добирались по горному серпантину, на котором не было ни асфальта, ни барьерных ограждений. И поднимались мы под ливнем на достаточно большой скорости — иначе автобус просто не смог бы подняться. В тот момент я держалась за кресло и думала: я только прилетела на Кавказ и уже сегодня, кажется, умру.

Когда мы приехали в Кармадонское ущелье, дождь закончился, и над ним нависли облака и полумрак. Атмосфера была очень тяжелая. В этой обстановке я шла и не могла выдавить из себя ни слова, при том, что другие участники экспедиции держались друг друга и пытались общаться. Но на меня все давило, и это — одно из самых запоминающихся, но печальных впечатлений.

Тогда я шла, уставшая от перелета, представляла масштабы этого ледника, который мог накрыть всю Северную Осетию. В этом ущелье есть «Кармадонские ворота» — очень узкое место, которое не дало леднику пойти дальше и погрести под собой целую республику. Мы дошли до тоннеля, где предположительно погибли Сергей Бодров и его съемочная группа. В этом тоннеле когда-то ездили машины, а сейчас там нет ничего, кроме сели и мемориальной таблички, к которой до сих пор несут цветы и свечи.

Четыре республики за семь дней

Хоть мы и приехали сначала в Северную Осетию, первую ночь мы провели уже в Ингушетии. Там посетили горнолыжный курорт, который совсем недавно открылся, а после весь день были в горном районе, осматривая родовые башни. Вторую ночь мы провели уже в Грозном. Получилось так, что экспедиция длилась семь дней, но четыре из них мы провели в Дагестане.

В программе экспедиции был пеший подъем на Гамсутль. Что это такое? — подумала я. Почему мы пойдем туда пешком? Помню, что в тот день было очень много локаций: красивые горные деревни, хаотично расположенные в горах. Мы знакомились с местными жителями, они рассказывали о своей жизни, и я пыталась сравнивать их жизнь со своей здесь, в Рязани. Например, у нас есть асфальтовые дороги, кафе, торговые центры, а там нет ничего из этого…

Люди живут в горных поселениях и занимаются различными ремеслами. Ребята из моей группы повстречали 90-летнюю художницу, которая всю жизнь прожила в селе Чох. Несмотря на преклонный возраст бабуля оказалась в здравом уме и рассказала о себе, о своем маленьком огороде и о том, как каждый вечер ходит в горы на плэнер. Там люди совершенно иначе живут, это почти невозможно описать словами. Смотришь на них и думаешь — вы такие потрясающие. Даже какие-то мальчишки с семечками у магазина выглядели очень своеобразно и аутентично.

Последний пещерный человек

На Гамсутль мы поднимались около часа. Нам рассказали, что это поселение, высеченное из скал. Последний человек, который там жил, ушел оттуда в 2015 году.

Мы поднялись туда четырьмя годами позже, но ощущение было, что это какие-то пещеры, в которых современный человек не смог бы жить. Село Гамсутль — очень труднодоступное, ведь находится на вершине горы, но даже там была своя больница, магазин. Но молодежь постепенно уходила оттуда и забирала с собой родителей.

На Кавказе первоочередным является образование, а живя в провинциальном поселке, получить его просто нельзя. Потому оттуда и уезжали. В конце концов, остался последний житель, который тоже уехал. В тот день мы поднялись на самую высшую точку этого поселка и я могу с уверенностью сказать, что это был лучший день в моей жизни. На 360 градусов — невероятные горные пейзажи, мы достали гитару и в предзакатных лучах стали петь песни. Это был невероятный момент — хотелось поймать его и не отпускать.

«Грозно в Грозном»

Я не знала, чего ожидать от Чечни. Все из-за стереотипов, возникших после чеченских кампаний. Но Грозный заново отстроили, сейчас это — современный и красивый город. Тем не менее, мне, как человеку, всю жизнь прожившему в средней полосе России, было странно увидеть посреди города полицейских в полном обмундировании c броней и автоматами наперевес. Помню, как в голове промелькнула мысль: «Грозно в Грозном». Ощущение было, что все живут в состоянии напряжения, и от этого я себя ощущала немного неуютно.

«Кавказ — это Россия, и кавказский народ априори не может быть настроен агрессивно к русским»

Местный житель, оказавшийся весельчаком, показал нам проспект Путина и рассказал о том, что в Чечне есть так называемая «чеченская франшиза». Суть в том, что они берут за основу известный бренд кофейни или стрит-фуд кафе, копируют его вплоть до дизайна интерьера и придумывают свое созвучное оригиналу название — например, вместо «Старбакса» там можно выпить чашечку горячего напитка в «Старкофе». В Грозном еще запомнился целый квартал аптек, которые расположились на первых этажах жилых домов.

В одной пятиэтажке я насчитала шесть аптек, а во всем квартале — 32 аптеки. Это связано с тем, что во время военных действий медицинскую помощь можно было получить не только в госпитале, но и в аптеке. Все сосредоточение медпомощи было в центре Грозного, и когда война закончилась, а город начали отстраивать заново, предприниматели восстановили аптеки на тех же местах, где они были ранее — так и получился квартал одних аптек.

Забудьте о шортах и сигаретах

Кавказ — это Россия, и кавказский народ априори не может быть настроен агрессивно к русским. Конечно, их менталитет сильно отличается от нашего. Но они — просто супергостеприимные. Куда бы мы не заходили, с кем бы не знакомились, нам всегда были рады и с удовольствием рассказывали о своей жизни.

Однако организаторы заранее предупредили нас: не надевать шорты. Сначала я не поняла этого, но когда прошла по местным улицам, поняла, что в шортах чувствовала бы себя очень некомфортно: местные женщины ходят в длинных юбках и с покрытой головой.

Конечно, никто бы не посмотрел на меня косо, будь я в шортах, но я и сама чувствовала бы себя неуютно на их фоне — полуголая и с кучей татуировок. Я понимала, что мы приехали к ним в гости и должны вести себя как гости, относиться с уважением к местным обычаям. В идеале приезжим девушкам рекомендуется закрывать ноги, плечи, запястья, должна быть покрыта голова. Но местные жители с понимаем относятся к туристам, и потому никто не остановит тебя без покрытой головы на улице и не начнет читать нотации.

В Чечне и Дагестане также не приветствуется курение. Нас предупредили: кто курит, забудьте о сигаретах. Хотя, если бы туриста увидели с сигаретой, то, я думаю, ему не сказали бы ни слова.

Зачем ехать на Северный Кавказ?

Последней точкой нашей экспедиции стал Бархан Сарыкум. Это огромная гора песка посреди гор, и никто не знает, как она там появилась, но она стала местной достопримечательностью. Под конец экспедиции все так устали, что когда я поднялась на эту гору песка, то подумала: «Ну и что, я песок что ли никогда не видела?». Тогда ребята из нашей группы раздобыли сноуборды и катались по песчаным карьерам, чтобы хоть как-то развлечься. В общем, программа была очень насыщенной.

Путеводитель, над которым мы работаем, будет включать не только конкретные места, их геолокации, достопримечательности и ценник за ночь в отеле, но и наши впечатления, эмоции. Ведь прежде, чем ехать в какую-то страну, мы чаще всего обращаемся к отзывам в интернете.

Например, я ищу тревел-блогеров, которые рассказывают, куда и как они съездили, что видели, сколько потратили и какие впечатления у них остались от поездки. Наш путеводитель, по сути, будет представлять из себя что-то подобное, и по-моему, это очень клево.

Я каждый раз одергивала себя: «Ты же в России!»

На Северный Кавказ стоит ехать ради хычинов. Шучу :). Ехать стоит, чтобы увидеть другой мир, другую природу, узнать, что в России есть не только березки и Мещера. Там совершенно другая природа — величественные горы и грозные скалы — это невероятно красиво. На Северный Кавказ стоит поехать, чтобы познакомиться с обычаями и традициями другого народа. Общаясь с людьми из тех мест, понимаешь, что их мировоззрение и твое — это две абсолютно разные вещи.

Еще там меня повсюду преследовало чувство, что я за границей — такое расслоение в голове было, картинка не сопоставлялась с реальностью. И когда я расплачивалась рублями в магазине или общалась по телефону без роуминга, мне приходилось каждый раз себя отдергивать: «Ксюш, ты же в России!».

Фотографии: Ксения Прялухина, Андрей Дербин, Роман Манукян, Кирилл Меркурьев, Альбина Чермакова.