Вс, 12
25°
Пн, 13
25°
Вт, 14
20°
ЦБ USD 71.23 0.35 11/07
ЦБ EUR 80.27 -0.14 11/07
Нал. USD 79.00 / 80.80 16:31
Нал. EUR 79.40 / 71.55 16:31
МВД и ФСБ России предлагают законопроект об использовании детектора лжи при назначениях на высокие посты

Законопроект предусматривает проверку на полиграфе — по единой эффективной методике — всех претендентов на ответственные посты. Например, в промышленные, в том числе оборонные, энергетические и атомные ведомства, государственные, экономические, финансовые структуры. По Конституции, проверка на детекторе лжи — дело добровольное, поэтому никого не будут заставлять пройти проверку. Однако отказ кандидата на должность от такой процедуры станет основанием для отказа в назначении.

Использование детектора лжи уже широко распространено не только в спецслужбах и правоохранительных органах. На них проверяют сотрудников ЧОПов, коммерческих структур. Даже криминалитет приобщился к милицейским методикам и стал прибегать к услугам таких экспертов — для упрощения «разборок» в своей среде. Благо, сам прибор очень компактный — помещается в небольшой чемоданчик. Он состоит из ноутбука, нескольких электронных блоков размером с пачку сигарет, пучка разноцветных проводов.

Правда, единой системы профессиональной подготовки и сертификации специалистов по детектору лжи пока нет. Как правило, этим занимаются выпускники многочисленных частных учебных заведений, обучающих навыкам владения прибором. Может, они и дают знания, но их исследования юридически бессмысленны, их никогда не примут в суде. То есть экспертизы, проведенные такими частными специалистами, только для внутреннего пользования. Однако спрос на них есть, и хозяева «фабрик экспертов» из своей доходной ниши уходить не спешат.

Странная ситуация сложилась и в российских правоохранительных органах и спецслужбах с применением детектора лжи. В России этот прибор используют уже 33 года, а 57-я статья Уголовно-процессуального кодекса РФ признает экспертизы, полученные на полиграфе, доказательством в суде. Тем не менее в иных милицейских, прокурорских и судейских кругах бытует мнение, что такие исследования — не самый главный аргумент. Мол, эта машинка не особо помогает раскрывать преступления и тем более доказывать чью-то вину или, наоборот, непричастность.

Удивительно, но суды действительно далеко не всегда принимают во внимание результаты экспертиз, полученных с помощью детектора лжи. Некоторые исследования доходят до Верховного суда. Так вот, с 1994 года этот высший орган российской судебной власти принял как доказательство всего 24 таких экспертизы. Причем во всех случаях это были исследования, проведенные экспертами ФСБ. Экспертизы, проведенные на милицейских полиграфах, суды нередко признавали неубедительными.

Но самое печальное, что есть случаи, когда на основании исследований на полиграфе за решеткой оказывались невиновные. Преступники же оставались на свободе.

Подполковник милиции Игорь Нестеренко, сотрудник уголовного розыска, один из ведущих специалистов МВД по детектору лжи, рассказал, что виной всему — принципиальные различия в экспертной методике ФСБ и МВД. Эти расхождения наметилось сразу, как только в 90-е годы милиции тоже разрешили использовать полиграф. Время было для силовиков скудное, безденежное, поэтому подготовку специалистов в МВД решили удешевить и ускорить: если чекистского эксперта готовят два года и его обучение обходится в 4 тысячи долларов, то милицейского — 1 месяц за 2 тысячи долларов. Такое «ускорение» в обучении диктовалось еще и огромной потребностью МВД в столь редких кадрах.

Более того, милицейские полиграфы максимально упростили, выбросив все «ненужное». Их стоимость — 5-6 тысяч долларов. Аппаратура контрразведки такого же назначения стоит 10-12 тысяч. Некоторые функции милицейские полиграфы утратили. Милицейские аппараты не умеют улавливать, обрабатывать и правильно понимать некоторые психофизиологические реакции человека.

Грамотный допрос на полиграфе должен длиться 4-5 часов. Умело составленные вопросы с ловушками и контрольными «замерами честности», с добротной и недешевой аппаратурой всегда дадут правильный результат.

«Замер честности» — это когда задают вопросы, на которые заведомо знают ответы. Такому ремеслу за месяц не научишься. Да и за два года можно освоить только азы. По мнению Нестеренко, подлинный профессионализм приходит лет через пять непрерывной практики. Нестеренко рассказал, что только в его личной практике за прошлый год выявлено около 40 случаев, когда по ошибочным результатам милицейского полиграфа сажали невинных людей.

Эту проблему понимают во всех правоохранительных органах. По словам Нестеренко, в ряде случаев нельзя провести экспертизу на полиграфе, поскольку нет настоящих специалистов. В частности, поэтому нужен закон, четко регламентирующий методики применения полиграфа.

Начальник отдела Института криминалистики ФСБ России, доктор наук Юрий Холодный сообщил, что еще восемь лет назад Владимир Путин приказал разработать такой документ. Специалисты ФСБ и МВД давно создали законопроект, в котором прописаны все нормативы, необходимые для эффективной работы с детектором лжи.

Самое главное здесь — создание единой системы проведения экспертиз и, разумеется, подготовки и сертификации специалистов. Как это сделано на Западе: не важно, где трудится эксперт — в разведке, контрразведке или в полиции. Важно, что методы его работы одинаково успешны в любом расследовании. И все это должно быть зафиксировано в едином и обязательном для всех ведомств документе-сертификате.

Холодный рассказал, что законопроект уже прошел согласование в девяти заинтересованных ведомствах. Однако до сих пор не только не принят, но даже не вносился на обсуждение в Думу. Источники в спецслужбах считают, что унификация «полиграфических» исследований далеко не всем выгодна. Главная причина — многие чиновники могут потерять свои «хлебные» должности. И всячески противодействуют появлению на свет такого документа.