Вс, 31
16°
Пн, 01
11°
Вт, 02
16°
ЦБ USD 70.75 -0.35 30/05
ЦБ EUR 78.55 0.29 30/05
Нал. USD 69.90 / 72.60 10:44
Нал. EUR 77.60 / 79.10 16:49
Нобелевская премия-2008 по физике является признанием заслуг ученых России

Нобелевская премия 2008 года по физике, присужденная трем ученым из США и Японии за работы, связанные с проблемой нарушения симметрии, является и признанием заслуг российской научной школы, так как физики из нашей страны много сделали для развития этого направления в науке, считает академик, директор Объединенного института ядерных исследований Алексей Сисакян.

«Я думаю, что это (решение Нобелевского комитета) — тоже определенный комплимент школам российских физиков-теоретиков, поскольку это направление магистральное, где активно работали Боголюбов и его ученики. Оно сегодня отмечено», — сказал ученый, комментируя высказывания ректора МГУ Виктора Садовничего, заявившего, что работы одного из нобелевских лауреатов Йоитиро Намбу основываются на работах российского ученого академика Николая Боголюбова.

По словам Сисакяна, работавшего вместе с Боголюбовым, ученый, скончавшийся в 1992 году, действительно был выдающимся физиком.

«У него несколько было работ, которые достойны были бы Нобелевской премии. Его работы по сверхтекучести и сверхпроводимости, они безусловно, были работами нобелевского уровня. И его работы по спонтанному нарушению симметрии, которые, в частности, лежат в основе того направления, которое сегодня признано нобелевским — это тоже работы Боголюбова, его школы», — сказал академик.

Он добавил, что работы Боголюбова и его коллег, где был предсказан квантовый параметр «цвет», заложили основу современной квантовой хромодинамики и современной Стандартной модели — главной теории физики элементарных частиц. Это перекликается с тогдашними работами Намбу.

«Конечно, немножко обидно. Наверное, и Боголюбов мог бы получить Нобелевскую премию. Если бы это раньше произошло. В связи с этим присуждением можно было бы вспомнить работы учеников Боголюбова, например академик Альберт Тавхелидзе мог бы претендовать», — считает Сисакян.

Однако он отметил, что нынешние нобелевские лауреаты — Кобаяси, Маскава, Намбу — действительно крупнейшие ученые. «Я думаю, что нужно их поздравить, и порадоваться нам, которые работали с Боголюбовым, что это направление тоже признано нобелевским, уже официально. В конце концов, в научном мире знают и понимают цену работ Боголюбова», — сказал ученый.

По его мнению, в этом случае нельзя говорить о плагиате: «Я думаю, что хорошие мысли, они часто созревают в науке и приходят в голову сразу нескольким людям. Я думаю, что они многому у него (у Боголюбова) учились, но говорить о плагиате, или заимствовании не стоит».

«Эти теоретики тоже очень высокого уровня, они заслужили свои награды, мы учимся часто у ученых, которые трудятся в Америке, в Японии, и они у наших классиков учатся, это нормально, это нормальный научный процесс», — сказал ученый.

Проблема может быть и в том, что число лауреатов премии не может превышать трех человек и любое решение не может не вызвать упреки в необъективности. «Вовлечены в процесс бывают многие люди, десятки. Выбирают, может быть, наиболее ярких. Но в любом случае, может быть, немножко решили сделать реверанс в сторону Востока, Японии, выбрали трех японских физиков», — считает академик.

По его мнению, нобелевские премии всегда были достаточно сильно политизированы, не только премии по литературе и премии мира, но и в науке часто влияет политика.

«Не секрет, что советским ученым старались не давать из-за того, что было противостояние Запада и Востока. С одной стороны, в последнее время у нас несколько нобелевских лауреатов появилось - Алферов, Гинзбург. С другой стороны, я бы сказал, что все-таки не до конца преодолено это. Это не только по премиям видно, это сказывается во многих вещах», — отметил Сисакян.

Однако ученые всего мира понимают ценность работ российских ученых независимо от премий, которыми они отмечены, и стремятся активно с ними сотрудничать. «В конце концов, знаете, есть такой гамбургский счет, который не признает премий, есть понятие о том, насколько человек много сделал для науки. Россия славна своими научными школами, например есть школа Ландау, есть школа Игоря Евгеньевича Тамма, есть школа Иоффе, и нобелевские премии — это уже вторично», — полагает Сисакян.