Птн, 07
14°
Сбт, 08
15°
Вск, 09
14°
ЦБ USD 60.25 0.85 07/10
ЦБ EUR 58.24 0.18 07/10
Нал. USD 64.02 / 66 07/10 07:00
Нал. EUR 62.01 / 65 07/10 07:00
«Для России 8 августа 2008 года — это почти как 11 сентября 2001-го для Соединенных Штатов Америки»

Так заявил Дмитрий Медведев на встрече с участниками международного клуба «Валдай», в который входят ведущие эксперты по России. «Известия» приводят самые яркие высказывания президента.

Во вступительном слове Медведев расставил акценты: «Я не думаю, что биполярная система мира, существовавшая в период противостояния между НАТО и Варшавским договором, имеет какие-то перспективы на будущее. Но совершенно очевидно и то, что сегодня так называемая однополярная система доказала свою абсолютную неспособность справиться с кризисами». По Медведеву, сейчас главная задача — «создать другую систему безопасности». «В противном случае мы не застрахованы от того, что в какой-то момент опять «сорвет крышу» у очередного Саакашвили и он сделает то, что было сделано в августе. И снова придется платить за это высокую цену», — считает президент России.

Что касается отношений России с соседями, то здесь для Медведева все «совершенно понятно» — «мы заинтересованы в устойчивой ситуации у наших соседей, у всех абсолютно, без исключения, даже у тех, с кем у нас сейчас не самые простые отношения. И эти государства в полной мере заинтересованы в том, чтобы в России все было спокойно и предсказуемо».

«Мы не будем, конечно, на карте проводить никаких границ, обозначать ареалов собственного влияния и так далее. Это несерьезно. Мир потому и многополярный, что все влияют на всех. Но с теми государствами, с которыми у нас традиционно близкие, теплые отношения, мы будем развивать свои контакты» — говорил Медведев «валдайцам».

— Вот давайте вдумаемся: что было бы, если бы Грузия имела план для членства? — задал риторический вопрос Медведев членам клуба «Валдай» и сам на него ответил. — Я могу вам сказать. Я, как президент и верховный главнокомандующий, ни секунды бы не колебался при принятии того решения, которое я принял тогда, ни секунды, потому что мотивы его были бы неизменны. А каковы последствия? Они могли быть на порядок сложнее. На порядок сложнее.

Немецкий политолог Вольфганг Новак поинтересовался: разочарован ли Медведев реакцией европейцев и американцев? Может быть, уместно ответить «противобалансом» (например, альянсом БРИК — Бразилия, Россия, Индия, Китай). «Это было бы, может быть, самым простым. Я не сторонник того, чтобы создавать альянсы назло. Есть такая российская пословица: «Назло родителям отморожу уши». Но мне кажется, в международных отношениях это не подходит», — ответил Медведев. А дальше объяснил: Россия не будет менять вектор своего развития. Создавать какие-то антиальянсы «нет никакого резона». Но у нас есть набор традиционных приоритетов и союзников. Один из них — страны Организации договора о коллективной безопасности. «Мы, конечно, будем такого рода отношения развивать, укреплять и военную компоненту, это 100 процентов», — пообещал Медведев.

Медведев подробно рассказал «валдайцам» о том, что случилось в ночь на 8 августа («в течение всего периода, пока грузинские войска двигались к территории Южной Осетии ... я никаких решений не принимал, надеясь, что у этих придурков хватит все-таки ума остановиться в какой-то момент. Не хватило... Мы на самом деле терпели до тех пор, пока они не начали ракетный и артиллерийский обстрел города, не начали шарашить из орудий по домам, не начали стрелять в миротворцев. И только после этого, после реального нападения мне пришлось отдать указание о том, чтобы ответить. Я вам могу сказать откровенно, конечно, я эту ночь никогда не забуду»).

Задавали вопросы не только представители западного сообщества. Профессор Тегеранского университета господин Санаи поинтересовался отношениями России с Ираном. «У солидного государства не может быть ситуации, когда в результате даже очень драматических событий происходит такое сальто-мортале, когда всё меняется, появляются какие-то новые друзья, а старые друзья становятся врагами. Этого не было и не будет. Мы всегда хотели иметь хорошие, добрые, партнерские отношения с Ираном, будем и дальше этот курс проводить. Он не носит конъюнктурного характера, он не зависит от Кавказа, от 8-го числа августа месяца», — ответил Медведев.