Вт, 14
21°
Ср, 15
17°
Чт, 16
14°
ЦБ USD 70.75 -0.48 14/07
ЦБ EUR 80.09 -0.18 14/07
Нал. USD 70.45 / 71.45 10:46
Нал. EUR 79.95 / 80.95 10:46
В Рязани осужден капитан, забивший до смерти срочника. Ему дали 12 лет строгого режима

Рязанский гарнизонный суд вынес приговор по делу о гибели рядового Дмитрия Пантелеева. Пантелеев, проходивший службу в подмосковной части железнодорожных войск, 4 августа был избит капитаном Вячеславом Никифоровым. Молодой человек был доставлен в госпиталь в состоянии комы с открытой черепно-мозговой травмой и через пять дней умер, не приходя в сознание. Изначально военные утверждали, что Пантелеев и его сослуживец Олег Шемерда ушли в самоволку и вернулись пьяными, а капитан в результате переусердствовал с воспитательной работой. Однако следствие быстро выяснило, что на самом деле капитан услал солдат на работы в лесном хозяйстве, а в момент самого инцидента пьян тоже был он, а не подчиненные.

На суде Никифоров предъявленных обвинений отрицать не стал, поэтому дело было рассмотрено за несколько дней – определить нужно было только меру наказания. Адвокат предлагал 7 лет тюрьмы, прокурор – 13 лет строгого режима, родственники рядового – 22,5 года. Кроме того, мать Пантелеева требовала компенсировать семье 1 млн рублей материального и морального ущерба. В итоге судья назначил Никифорову 12 лет строгого режима, лишил звания и на три года запретил занимать руководящие должности. Кроме того, военная часть должна выплатить семье рядового чуть больше 200 тысяч рублей.

История оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, нельзя не радоваться любому случаю юридически корректного разбирательства с армейскими проблемами, тем более что после дела Сычева, замятого и сведенного к борьбе военных со своими прокурорами, казалось, что власти вернутся к практике замалчивания любых происшествий. Здесь, собственно, тоже пытались сделать вид, что виноват во всем убитый рядовой, однако в итоге капитан получил все, что честно заслужил – это отрадно.

С другой стороны, удручает сам факт, что приходится радоваться каждой подобной победе. В войсках за год гибнет по 600 человек, сколько получают побои и увечья – никто и не считал (кроме, может, «Солдатских матерей»). До суда, однако, доходит только пара-тройка дел, причем самых очевидных – таких, как эта история или дело Сычева. В данном случае правосудие, конечно, восстановлено, но систему этот случай не изменит. Впрочем, одними судебными процессами ее и не изменишь – но это уже другая история.