Что-то не так?
Пожалуйста, отключите Adblock.

RZN.info — Рязанский городской сайт, мы освещаем все что происходит в Рязани и области, ключевые российские и международные события, публикуем полноформатные интервью и репортажи, формируем сюжеты по главным событиям. Чтобы все это делать необходимо вкладывать средства и силы в новые форматы, в развитие. Мы запускаем новые рубрики и делаем все это для вас, наших читателей, но есть процент пользователей, у которых включен Adblock на нашем сайте.

Мы стараемся размещать только региональную релевантную рекламу, которая будет интересна не только рекламодателям, но и нашим читателям. Отключив Adblock, вы поможете не только нам, но и себе. Спасибо!

Как добавить наш сайт в исключения AdBlock

13:54, 14 апреля 2011 250
 0    0

Достойный уход. Зачем Рязани нужен хоспис

 «Гостеприимство» (лат.)

Именно от этого слова транзитом через старофранцузский появилось английское понятие «Hospice», означающее медицинское учреждение, в котором содержатся больные с «прогнозируемым неблагоприятным исходом заболевания», то есть, проще говоря, - безнадежные, умирающие.

В Рязани хосписа нет, но идею его создания уже больше десяти лет продвигают главный врач городской больницы №6, депутат Рязанской городской Думы Лариса Максимова и проректор по лечебной работе Рязанского государственного медуниверситета, завкафедрой онкологии Евгений Куликов. В рязанской студии радио «Маяк» два заслуженных врача России рассказали, чем занимается хоспис и почему он нужен нашему региону.

Евгений Куликов: Начать нужно с того, что заболеваемость злокачественными новообразованиями в Рязанской области – одна из самых высоких в России. Если в среднем по стране в 2009 году было 355 случаев на 100 тысяч человек, в Центральном федеральном округе – 381 случай, то в Рязанской области – 433 случая. А в 2010-м – уже 461 случай. Чем это объяснить? Как мы знаем из данных Росстата, население Рязанской области за последние два десятилетия сократилось на 300 тысяч человек. И поэтому, хотя каждый год мы фиксируем одно и то же количество больных (в последние 10 лет – около 5 000 человек), относительный показатель растёт. Проще говоря, население уменьшается, количество больных – нет. Одно из объяснений этого в том, что Рязанская область – один из самых «старых» регионов страны. У нас каждый третий-четвёртый житель находится в пенсионном возрасте. А опухолевые патологии бывают у людей обычно как раз в 50-75 лет. Остальные же причины являются общими для многих регионов, в первую очередь это предопухолевые патологии.

Но даже с неизлечимыми заболеваниями можно жить долго. Продолжительность жизни онкобольных зависит от многого: от стадии, на которой выявлена болезнь, от методов лечения, от биологической активности опухоли. Всё определятся индивидуально. У нас есть пациенты, которые живут и 10, и 20 лет. Но треть наших больных – это те, которых лечить, к сожалению, поздно. Они страдают от выраженного болевого синдрома, депрессий, психологических расстройств. Вот с этих позиций им как-то можно помочь, облегчить страдания. По существующему законодательству они находятся в общетерапевтических стационарах, где врачи и средний медперсонал, конечно, не готовы к такой категории пациентов. А специальную помощь – в первую очередь, психологическую реабилитацию – оказывают хосписы.

Лариса Максимова: Хоспис – это, прежде всего, медицинское учреждение, которое создано для того, чтобы безнадёжные больные получали полное медицинское лечение и, конечно, достойный уход. Каждого больного окружают 10-12 человек: родственников, друзей, – которые стараются продлить его жизнь. Но в домашних условиях или в условиях общего стационара это невозможно. Для этого нужен хоспис – учреждение, которое создается именно с этой целью. На стационаре в хосписе больной может находиться до месяца, патронатные службы посещают больных на дому. Формы есть различные. Но в условиях Рязани хотелось бы сделать именно стационарный хоспис, чтобы тем больным, которые сейчас находятся в такой трудной жизненной ситуации, продлить как-то жизнь, сделать так, чтобы они не рассматривали смерть как что-то необычное, чтобы для них это был естественный процесс. Чтобы они были готовы. Не надо торопить смерть – нам нужно облегчить боль, которая у них возникает. А боли бывают иногда очень сильные. Больного будут окружать не только лечащий врач, но и психолог, психотерапевт, обязательно – социальный работник, служители церкви, волонтёры, другие больные с такими же проблемами. Он не останется один на один со своей болезнью. Его, как я видела в разных хосписах, окружают домашние вещи, часто навещают родственники – и именно поэтому хоспис должен располагаться в центре, в городской черте. Больной может выйти на прогулку. По статистике, 58% времени медсёстры проводят в беседах и прогулках с больными, читают им книги, в общем – находятся рядом.

Е.К.: Идеи хосписного движения в России больше 20 лет. Первые хосписы были открыты в Санкт-Петербурге и Москве, а сейчас они есть практически во всех регионах, в некоторых – не по одному. Рязанская область – один из считанного числа регионов, где нет такого медицинского учреждения. Можно ли отправить пациента из Рязани в хоспис другого региона? Я считаю – нет. Отправлять куда-то умирающего больного мне кажется негуманным.

Л.М.: Хосписы есть во всех окрестных городах: в Туле – два, в Пензе, Тамбове. Мне очень понравился недавно увиденный момент, когда в Нижнем Новгороде начальник управления здравоохранения на вопрос о самом знаковом, на его взгляд, событии 2010 года ответил: открытие хосписа.

Е.К.: Прошло то время, когда нужно доказывать необходимость такого медицинского учреждения. Разработано положение о хосписах, структура, штатное расписание – все это давно прошли, а мы всё спорим: нужен хоспис или нет. Конечно, нужен! Вообще, по нормативам Всемирной организации здравоохранения, хоспис должен обслуживать примерно 400 тысяч населения. У нас, по последней переписи, 1 миллион 154 тысячи, значит, нам нужно минимум два хосписа – один городской и один в области.

Л.М.: Трудно сказать, во что упирается продвижение этой идеи. Совсем недавно я вновь поднимала этот вопрос. Всего для организации хосписа на базе нашей больницы нужно 40 миллионов рублей. Это небольшая сумма. Зато какой экономический эффект мы дадим нашему рязанскому региону – подсчитать трудно. Во-первых, мы вернём в строй родственников больных, которые иногда полностью уходят в болезнь вместе со своими больными родственниками.

Е.К.: Во- вторых, сейчас 60% выездов скорой медицинской помощи – это выезды к потенциально хосписным пациентам. С появлением хосписной службы ситуация изменится.

Л.М.: Скорая помощь полностью переключится на более «экстренных» больных. А хосписные больные – хронические, которым бывает нужна и экстренная помощь. При создании хосписа они будут лежать там, пролечатся в течение месяца. Некоторые, как я знаю, не возвращаются потом домой и живут в хосписе, получая социальную, психотерапевтическую помощь и хорошее лечение год, два, три…

Е.К.: Больница №6, на мой взгляд, оптимальное место в Рязани, где можно организовать хоспис. Инфекционные больные переведены оттуда в другие лечебные учреждения, больница, так сказать, освободилась от них. Это двухэтажное здание у входа в Городскую рощу на улице Братиславской, в хорошем месте – а хоспис ведь можно расположить не везде, – со своей озеленённой территорией. Оно может работать в автономном режиме: там есть свой пищеблок, автотранспорт, своя лаборатория, рентгенологический кабинет… И, что самое важное, с этой категорией пациентов готов работать персонал – а таких людей найти очень трудно.

Л.М.: И нам нужно только финансирование. Лекарств у нас много, в этом мы нуждаться не будем. Что касается аппаратной базы, то для таких больных нужны только отдельная хорошая палата, хорошая санитарно-техническая комната и, конечно, функциональная кровать, которая может обезболить человека. Особого оборудования не нужно.

Е.К.: Ещё один момент, касающийся работы хосписа. Как сейчас обезболивают пациентов? Промедолом и морфием – это наркотические препараты в инъекциях. У них очень сложные процедуры выписывания и списания, из-за чего врачи общей лечебной сети иногда отказываются выписывать их.

Л.М.: И родственники иногда не хотят.

Е.К.: А вот в хосписе как раз можно подобрать другие способы. Ведь сейчас существует масса обезболивающих препаратов: и таблетированные формы, и накожные, когда на тело лепится пластырь с наркотиком, который, кстати, для наркоманов никакого интереса не представляет. Но у нас в области его нет. Он достаточно дрогой, однако, если рассчитать затраты на инъекционные формы, то он окажется дешевле. В хосписе можно подобрать наиболее удобную для каждого пациента форму обезболивания, которую он затем сможет применять и дома.

Л.М.: В хосписе больные получают максимальный комфорт, который они вообще могут получить.

Е.К.: Для создания хосписа в Рязанской области нужна поддержка влиятельных людей. Например, при открытии первого в России хосписа в Санкт-Петербурге поддержку ему оказывали Дмитрий Лихачёв, Даниил Гранин… Мы надеемся, что кто-то из наших знаменитых земляков поможет нам в этом деле.

Л.М.: Думаю, в Рязани очень много людей, которые захотят нам помочь. Мы для диалога всегда доступны.

P.S. Уже после того, как передача вышла в эфир, стало известно, что создание хосписа в Рязанской области запланировано в следующем году. Это предусмотрено долгосрочной целевой программой «Модернизация здравоохранения Рязанской области на 2011-2012 годы», официально опубликованной 7 апреля. Межрайонное отделение паллиативной терапии (именно так, согласно программе, будет полностью называться хоспис), планируют организовать на базе Пощуповской участковой больницы Рыбновской ЦРБ. Вот как эти планы прокомментировали Рязанскому городскому сайту участники программы:

Лариса Максимова: Слава Богу, что сделан хотя бы шаг вперёд, что власти наконец обратили внимание на эту проблему. Но я бы хотела, и население тоже, чтобы хоспис был в Рязани. Всего, исходя из численности населения, нашему региону положено даже три хосписа: один в облцентре и два в районах. Рязани хоспис нужен на 100, даже на 300 процентов. У нас в городе очень высокая заболеваемость. Да и в Пощупово особо не наездишься, а хоспис – такое учреждение, где родственники должны быть рядом с больным.

Евгений Куликов: В области такие вещи делать сложнее, чем в городе. В хоспис попадают те, кому остались месяцы, даже недели жизни, и вряд ли таких больных повезут в Пощупово из Касимова или Сасова, например. В этом и трудность реализации хосписной программы именно в области. Но дело это, безусловно, нужное. Человек должен умирать достойно. Кстати, если раньше хосписы создавались только для онкобольных, то теперь они принимают и людей после инсультов, и людей с почечной, эндокринной недостаточностью в стадии декомпенсации. И напомню, что Рязанской области хоспис положен по всем стандартам, причём не один.

Лариса Максимова и Евгений Куликов в студии радио «Маяк-Рязань»

Программа «Время местное» выходит на радио «Маяк-Рязань» (104,5 FM) каждые понедельник и пятницу с 14 до 15 часов.


© RZN.info

Загрузка комментариев...
Новости партнеров